Экспертные оценки

14.07.2017, 14:53 | Автор: Евсей Васильев, кандидат политических наук, доцент кафедры международной безопасности РГГУ
29.04.2017, 13:07 | Автор: Светлана Погорельская, к.п.н., д.филос. (Боннский университет, ФРГ), с.н.с. ИНИОН РАН, с.н.с. Институт Европы РАН
26.04.2017, 15:10 | Автор: Александр Арский, кандидат экономических наук, доцент МФЮА
25.04.2017, 21:23 | Автор: Иван Рыскаль, Институт стран Азии и Африки МГУ
Дайджест материалов зарубежных аналитических центров (06.03-20.03)
/
23.03.2017, 10:59
Агентство «Внешнеполитическая экспертиза» представляет вашему вниманию обзор материалов зарубежных аналитических центров и СМИ за период с 6 по 20 марта 2017 года.

ЕС на распутье: Европейская комиссия изложила 5 сценариев будущего ЕС

Эксперты Польского института международных отношений Патрик Топоровски и Йоланта Шиманска анализируют доклад о будущем Европы, представленный Европейской Комиссией 1 марта в рамках подготовки к саммиту в Риме, который пройдет 25 марта 2017 года. В докладе представлены пять сценариев, каждый из которых дает представление о возможном развитии ЕС до 2025 года в зависимости от сделанного Европой выбора: «Живем как раньше», «Только Единый рынок», «Кто хочет большего, делает больше», «Делаем меньше, но с большей эффективностью» и «Делаем вместе намного больше». Сценарии касаются широкого круга возможностей и являются иллюстративными по своей природе. Они не являются ни взаимоисключающими, ни исчерпывающими.
Первый сценарий подразумевает сохранение существующей линии Союза: общая стратегия роста, усовершенствование зоны евро, углубление единого рынка, регулирование кризисов и укрепление Европейской службы внешних действий.
Сценарий «Только Единый рынок» предполагает, что 27 стран ЕС постепенно возвращаются к идее единого рынка, так как более не могут договориться по увеличивающемуся числу сфер политики. Эксперты считают, что у этого сценария есть несколько недостатков: отход от общей торговой политики и отказ от представительства ЕС на международных форумах, «перекалибровка» бюджета ЕС только на функции внутреннего рынка. Если бы этот вариант был реализован, ЕС сохранил бы только свою позицию в правилах внутреннего рынка и потерял бы ее в «других областях интеграции».
Согласно третьему сценарию, страны ЕС действуют в рамках уже существующей политики, однако позволяют заинтересованным странам-членам более интенсивно работать в таких конкретных сферах, как оборона, внутренняя безопасность или социальные вопросы.
Четвертый вариант рассматривает такой вариант развития событий, когда страны ЕС концентрируются на более эффективной и оперативной работе в тех сферах, которые они считают наиболее приоритетными.
Последний сценарий «Делаем вместе намного больше» предполагает передачу национальных полномочий на уровень ЕС, тем самым создавая некое подобие федерации. Если ситуация будет развиваться оп подобному сценарию, это будет означать укрепление наднациональных позиций ЕС и расширение кооперации между странами, что, по мнению Комиссии, позволило бы улучшить проведение общей оборонной и миграционной политики, а также дальнейшее совершенствование внутреннего рынка и общей внешней политики.
По мнению экспертов, третий сценарий является наиболее вероятным сценарием развития событий. Это подтверждают заявления французских политиков Жан-Марка Айро и Зигмара Габриэля, объявленные после презентации Белой книги. Канцлер Германии Ангела Меркель также придерживается этого сценария, поскольку рассматривает его как возможность ускорить интеграцию.

Будет ли Европа проводить миграционную политику, аналогичную политике Трампа?

Стефан Ленхе, приглашенный исследователь Carnegie Europe Center в статье «Will Europe Follow Trump on Migration?» рассматривает текущие вопросы миграционной политики ЕС и проводит параллели между миграционной политикой ЕС и США. Согласно мнению эксперта, если Европа примет подход Трампа к иммиграции, это приведет к дестабилизации европейского общества и может даже поставить под угрозу выживание ЕС.
По мнению эксперта, радикальные действия Трампа в отношении мигрантов были вполне ожидаемы. В Европе, так же как и в США, все чаще звучат требования ограничивать въезд мигрантов. Если нынешние тенденции сохранятся, Европа вполне может начать придерживаться антииммиграционной политики Трампа. Однако, по мнению эксперта, в Европе ксенофобия и исламофобия несут большие риски, подобные настроения могут дестабилизировать общества, у которых уже есть крупные, недостаточно интегрированные сообщества меньшинств. Они будут препятствовать усилиям по стабилизации турбулентного соседства Европы. И они могут поставить под угрозу выживание Европейского союза.
Рассматривая сходства и различия миграционной политики США и ЕС, эксперт обращается к истории этого вопроса в Америке и Европе, изучает взгляды на миграцию, анализирует подходы стран к этому вопросу. По мнению эксперта, экономическая и образовательная системы США, более высокая мобильность населения и более развитые возможности контроля мигрантов способствуют успешной интеграции вновь прибывших в американское общество. Однако в Европе, напротив, экономика менее динамична, привыкшее к стабильности общество и «жесткий» рынок труда затрудняют принятие Европой больших миграционных потоков. Эксперт считает, что Европа нуждается в миграции, чтобы компенсировать демографический спад. Но, учитывая изложенные выше ограничения, европейские страны нуждаются в более активной и амбициозной политике, чтобы добиться успеха, поэтому разработка комплексного подхода к ответственному управлению миграцией и обеспечению успешной интеграции мигрантов в общество должны стать приоритетом европейских правительств. Однако стресс кризиса 2015-2016 годов усилил популистские правые движения, которые, в свою очередь, заставляют политических деятелей склоняться к антииммиграционной политике. По мере того, как правительства становятся более националистическими, а солидарность государств-членов уменьшается, коллективные действия на уровне ЕС становятся более трудными.
Главная опасность жесткой антиимиграционной политики, по мнению эксперта, заключается в том, что она может легко привести к радикализации тех слоев общества, которые ранее не были заинтересованы в этом. «Те, кто утверждает, что для мусульман и африканцев нет места в Европе, и обвиняет иммигрантов в преступлениях и терроризме, создают социальный и политический климат, который препятствует интеграции мигрантов уже в Европе», - отмечает эксперт. Негативное отношение к мигрантам способствует их отчуждению, отделяет их от принимающих их стран и радикализирует некоторых из них. И по мере роста проблем с иммигрантскими общинами враждебность по отношению к ним может перейти в порочный круг. Этот рост ксенофобии затронет не только отношения с меньшинствами и мигрантами. Это также затронет все политическое и социальное пространство и «отравит» все аспекты общественной жизни.
В заключение эксперт говорит о том, что успешное решение миграционного вопроса является залогом выживания для ЕС. При правильном подходе иммиграция открывает большой потенциал для успеха открытой и динамичной Европы в глобализирующемся мире.

НАТО и Россия в Черном море: новое противостояние?

Борис Тукас, приглашенный научный сотрудник Европейской программы Center for Strategic & International Studies, рассматривает геополитическую важность Черного моря, а также анализирует геостратегические последствия военного присутствия там НАТО. Присутствие НАТО в Черноморском регионе, известное как специализированное передовое присутствие НАТО, охватывает три области: воздушное, сухопутное и морское. К тому же Черноморский регион также является местом расположения одного из основных элементов противоракетной обороны НАТО. Румыния является местом базирования противоракетной системы Aegis Ashore, и хотя эта система предназначена для противодействия угрозам, исходящим из-за пределов Евроатлантического региона (что однозначно исключает Россию), этот вклад США в противоракетную оборону НАТО воспринимается Москвой как вызов ее стратегическим интересам.
Поскольку военные силы НАТО расположены главным образом в Балтийском регионе, некоторые аналитики считают Черное море уязвимым местом в оборонной политике НАТО. Это связано с тем, что, в отличие от стран Балтии, которые активно выступают за увеличение военного присутствия НАТО в регионе, Причерноморские страны (за исключением Румынии) не хотят значительно усиления НАТО и поддерживают ограниченное присутствие, боясь испортить отношения с Россией. Так, например, Болгария, несмотря на членство в НАТО и ЕС, сохраняет тесные политические и экономические связи с РФ, а в отношениях между Турцией и Россией произошел полный поворот к активизации сотрудничества, включая подписание газового соглашения в июле (TurkStream) и военную координацию в Сирии. Недавно Турция вновь предложила России принять участие в тендере на многомиллиардный контракт о противовоздушной обороне, что вызвало озабоченность НАТО.
Эксперт считает, что НАТО не следует стремиться к существенному увеличению военного контингента в регионе, чтобы избежать конфронтации с Россией и не способствовать эскалации конфликта. По мнению эксперта, сбалансированное присутствие НАТО в Черном море, которое не приведет к резкому изменению баланса сил в регионе, поможет сохранить пространство для диалога между Россией и НАТО. Как и в Прибалтике, риск прямой военной конфронтации между НАТО и Россией, хотя и не исключается, остается низким, так как конфликт будет дорого стоить всем игрокам и вряд ли принесет значительные стратегические преимущества. Самая ближайшая задача для НАТО и России - сократить вероятность возникновения военной катастрофы.

Трамп и глобализация

Росс Гарнаут А.О. – эксперт Австралийского института международных отношений, профессор экономики Австралийского национального университета, профессор-экономист из Университета Мельбурна, в статье «Trump, Globalization and Compromise» рассматривает влияние протекционистской политики Трампа на глобальные мировые тренды. Автор статьи задается различными вопросами, в частности, будут ли политические изменения, в особенности происходящие в США и в политической культуре развивающегося мира, оказывать влияние на мировую торговую систему или какие последствия для мирового развития возможны после отступления от глобализации, а также что все это означает для западных демократий в более широком смысле.

Внешнеполитическая доктрина Трампа: эскалация ради деэскалации

Джош Рогин, внешнеполитический обозреватель американской газеты The Washington Post, представляет свое видение внешнеполитической доктрины Трампа. По мнению Д. Рогина, внешнеполитическую доктрину, разработкой которой в настоящий момент занимается администрация Трампа, можно коротко охарактеризовать следующим образом: эскалация ради деэскалации. Так, во время своего визита в Токио на прошлой неделе госсекретарь США Рекс Тиллерсон сделал довольно громкое заявление касательно внешней политики США по отношению к Северной Корее, пообещав изменить ее после «нескольких десятилетий провальной дипломатии». Он пообещал, что США увеличат давление на северокорейский режим и его китайских пособников, добавив, что возможность нанесения превентивного военного удара по Пхеньяну тоже не стоит исключать. По мнению автора, не исключено, что администрация США сознательно идет на увеличение своего военного вмешательства в ряде конфликтов, чтобы в конечном итоге обеспечить себе «стратегию выхода». Трамп усиливает степень вовлеченности и активность вооруженных сил США в Сирии, Ираке, Йемене и скоро, возможно, в Афганистане. Он ужесточил санкции против Ирана, пообещав в будущем пересмотреть условия ядерного соглашения. Что касается Китая, то Трамп и здесь пошел на эскалацию, наладив контакт с президентом Тайваня и поставив под вопрос политику «одного Китая», хотя спустя несколько недель пошел на попятную.
Однако автор полагает, что пока что внешнеполитическую доктрину Трампа сложно конкретизировать, поскольку «внутри новой администрации в вопросах внешней политики существует несколько конкурирующих друг с другом центров силы, поэтому многие решения, по всей видимости, принимаются ситуативно».

Что после Сирии... мировая война или полное урегулирование?

Джейрар Диб, журналист из ливанской газеты Al Joumhouria, представляет читателям свой взгляд на войну в Сирии. По его мнению, «война в Сирии открыла дорогу новой холодной войне между двумя полюсами: западным во главе с США и Германией и восточным во главе с Россией. Не прекращающийся конфликт на Ближнем Востоке ставит противоборствующие стороны перед лицом долгой вооруженной борьбы, которая закончится, только если существенно изменятся их позиции в регионе». Автор считает, что завершение конфликта в Сирии возможно только в двух случаях: либо при условии полного урегулирования отношений между всеми участниками конфликта, либо при условии урегулирования конфликта на международной арене. По мнению автора, война в Сирии — это модель глобальной войны. «Классические войны, как Первая и Вторая мировые войны, навсегда ушли в прошлое. Противоборствующие стороны более не имеют никакого желания действовать на нескольких фронтах одновременно в разных регионах мира». Автор статьи считает, что конфликты в развивающихся регионах мира будут продолжаться до тех пор, пока заинтересованные государства не перестанут получать дивиденды от участия в них. «Именно поэтому сирийский конфликт не станет мировой войной, но будет продолжаться, пока стороны не придут к приемлемому для всех решению», - считает Джейрар Диб.

Россия и Новый шелковый путь

Уэйд Шепард, постоянный сотрудник финансово-экономического журнала Forbes, в статье «Russia Is In A Unique Position To Either Make Or Break The New Silk Road» рассматривает позицию России в вопросе развития инициативы по созданию Нового шелкового пути и китайского проекта «Один пояс — один путь». «Поскольку скоро начнется объединение проектов Нового шелкового пути, в рамках которых будут строиться пять параллельных сухопутных и морских коридоров, связывающих Китай с Европой, Россия находится в таком положении, когда она может стать либо одним из основных связующих звеньев будущей сети, либо одним из основных сдерживающих факторов ее развития», — отмечает автор.
С одной стороны, Россия участвует в этом проекте, получая прибыль в виде таможенных пошлин, а также получая дополнительный стимул для развития и новые экономические перспективы. Через территорию России проходит пара действующих сухопутных коридоров «Пояса», зачастую с использованием российских транспортных терминалов и логистических зон. Но с другой стороны, по мнению автора статьи, «Россия ведет политику, которая не соответствует взаимовыгодному характеру развития Шелкового пути», и отчасти выступает против китайских планов по основанию сети новых экономических коридоров по территории Центральной Азии и Восточной Европы — регионов, которые Россия воспринимает как сферы своего влияния.
Главную проблему для сотрудничества России и Китая по вопросу развития «ЭПШП» автор видит в ответном эмбарго на сельскохозяйственную продукцию из ЕС (а также из США, Австралии, Канады и Норвегии), которое было введено в 2014 году в ответ на западные санкции против России из-за конфликта на Украине. «Этот торговый барьер в значительной мере ограничивает возможности европейских компаний в полной мере использовать строящиеся сухопутные коридоры Шелкового пути», - отмечает У. Шепард.

Китайский путь к миру на Корейском полуострове

Мингао Жао (Minggao Zhao) в статье «China’s Road to Peace on the Korean Peninsula» для Project Syndicate освящает напряженную ситуацию на Корейском полуострове, связанную с ракетными испытаниями КНДР, а также рассматривает роли США и Китая в урегулировании конфликта.
Автор считает, что дальнейшая эскалация конфликта и увеличение политического давления на КНДР со стороны США могут только усугубить ситуацию. В этом свете позиция Китая по КНДР выглядит наиболее продуманной. Китай предложил двухуровневый подход в решении проблемы ядерной программы КНДР: во-первых, Северная Корея должна прекратить свои ядерные и ракетные испытания, а США и Южная Корея, в свою очередь, прекращают совместные широкомасштабные военные учения; во-вторых, все участвующие стороны возвращаются за стол переговоров с параллельными целями денуклеаризации Корейского полуострова и заключения мирного соглашения по замене шестидесятилетнего Корейского соглашения о перемирии. В то же время стороны должны учесть предложение бывшего министра Южной Кореи Юна Юнгана о свертывании системы THAAD после того, как Северная Корея откажется от своей ядерной программы. Автор полагает, что стратегическое недоверие по всей Северо-Восточной Азии только усугубит и без того напряженные отношения США и Китая. Кошмарный сценарий ожесточенного конфликта на Корейском полуострове требует здравого смысла.

Материал подготовлен при поддержке портала Новое знание.
Автор: Анастасия Авакумова
Поделиться в соцсетях: