Экспертные оценки

14.07.2017, 14:53 | Автор: Евсей Васильев, кандидат политических наук, доцент кафедры международной безопасности РГГУ
29.04.2017, 13:07 | Автор: Светлана Погорельская, к.п.н., д.филос. (Боннский университет, ФРГ), с.н.с. ИНИОН РАН, с.н.с. Институт Европы РАН
26.04.2017, 15:10 | Автор: Александр Арский, кандидат экономических наук, доцент МФЮА
25.04.2017, 21:23 | Автор: Иван Рыскаль, Институт стран Азии и Африки МГУ
Дайджест материалов зарубежных аналитических центров (27.02-05.03)
/
17.03.2017, 12:51
Агентство «Внешнеполитическая экспертиза» представляет вашему вниманию обзор материалов зарубежных аналитических центров и СМИ за период с 27 февраля по 5 марта 2017 года.

Восемь принципов для мировой экономики

Каушик Басу (индийский экономист, шеф – экономист Всемирного Банка 2012-2016), Франсуа Бургиньон (профессор Парижской школы экономики, бывший главный экономист Всемирного Банка), Джастин Ифу Линь (профессор Пекинского университета, основатель Китайского центра экономических исследований, ведущий экономист Всемирного Банка 2008-2012), Джозеф Стиглиц (американский экономист – неокейнсианец, лауреат Нобелевской премии по экономике 2001г.) в своей статье выделили 8 главных принципов, которыми должна руководствоваться мировая политика для достижения устойчивого экономического роста. По мнению экспертов, существующие явления, такие как победа Трампа и голосование за Брексит, отражают недовольство граждан развивающихся стран по поводу «неопределенности» в экономике, в связи с чем пришло время изменить «общую экономическую мудрость».
Первый принцип, как полагают эксперты, заключается в рассмотрении экономического роста не как «цели», но как «средства», поскольку экономический рост обеспечивает человека необходимыми для благополучия ресурсами: работой, жильем, здравоохранением, безопасностью и образованием, а также формирует устойчивое потребление. Отсюда вытекает второй принцип – «экономическая политика должна быть нацелена на инклюзивное развитие». Эксперты считают, что руководству следует обеспечивать вовлеченность социальных групп в процесс экономического развития путем борьбы с безработицей, а также путем обеспечения доступа к здравоохранению и образованию, из-за недостатка которых страдают малообеспеченные слои населения.
В – третьих, по мнению экспертов, «рост с ущербом для окружающей среды нельзя рассматривать в качестве устойчивого», поэтому важно, чтобы экономическая политика проводилась с учетом соблюдения экологических факторов.

В - четвертых, необходимо найти равновесие между государством, обществом и рынком. По мнению экспертов, рынки нуждаются в регламентации для эффективного выделения ресурсов, государство должно обеспечивать эффективность регламентации, а общество должно следить за эффективной и справедливой работой государства.

В - пятых, «равновесие бюджета было идеализированно» и «нужно рассматривать бюджетный баланс и внешний баланс как ограничения в среднесрочной перспективе так, чтобы бюджетное стимулирование придало сил сдавшей обороты экономике и формировало основы долгосрочного роста». В – шестых, необходимо добиться лучшего перераспределения и равенства доходов, в частности, путем укрепления переговорных позиций трудящихся. В-седьмых, эксперты отмечают, что социальные нормы и ценности отражаются на экономических показателях в лучшую сторону, поэтому гражданское общество и правительство должны руководствоваться этими ценностями. И, наконец, последний принцип – международное сообщество должно обеспечивать справедливое и эффективное сотрудничество между странами.

Небольшое утешение - защита в переговорах по Brexit

София Бэш, научный сотрудник Центра европейских реформ (Center for European Reform), в статье «A quantum solace – defense in Brexit negotiations» анализирует, каким образом Великобритания может использовать свои оборонные ресурсы для того, чтобы выиграть спор по Brexit. Эксперт отмечает, что вклад Британии в европейскую систему безопасности может стать одной из самых сильных «карт» Терезы Мэй в будущих переговорах по выходу из ЕС. Великобритания является одной из сильнейших военных держав в Европе, имеет постоянное место в Совете Безопасности ООН, Лондон командует чрезвычайно эффективными разведывательными службами, и Великобритания использует свои возможности для обеспечения безопасности в Европе. Эксперт считает, что вряд ли Тереза Мэй будет «грубо шантажировать» правительства других европейских держав угрозой вывести британские войска из Центральной и Восточной Европы, потому что это «не только бесполезно, но и не заслуживает доверия».

Как отмечает эксперт, правительство Великобритании осознает, что коллективная оборона является более эффективной формой взаимодействия для обеспечения безопасности в Европе. К тому же, по мнению эксперта, Великобритания имеет постоянную заинтересованность в инвестировании средств в европейскую систему безопасности не только для защиты своих национальных интересов, но также и для того, чтобы продемонстрировать свою «доброжелательность» по отношению к другим странам и показать своим союзникам (в том числе и США), что Великобритания вновь стремится стать «глобальным игроком». По мнению эксперта, ЕС нуждается в оборонных способностях Великобритании, а на фоне последних заявлений Трампа в отношении НАТО, которые ставят под сомнение американские гарантии безопасности в Европе, британские переговорные позиции могут усилиться.

Эксперт полагает, что, превращая свой вклад в архитектуру европейской безопасности в «козырную карту», Лондон рискует подорвать европейскую доброжелательность. Использование «карты безопасности» в качестве открытой угрозы может иметь неприятные последствия, поскольку это будет считаться нападением на основные общие интересы и европейские ценности. По мнению эксперта, вместо этого Лондон должен уточнить, каким образом он будет вносить вклад в европейскую безопасность после своего выхода из ЕС.

Однако другим странам тоже следовало бы занять более прагматичную позицию по сотрудничеству в области безопасности и оборонной политики с Великобританией. Сейчас стратегия переговоров ЕС руководствуется одним основным принципом: Великобритания лучше, когда она в ЕС, а не когда она отдельно. В то же время Европа не может позволить себе потерять британские возможности сейчас, когда ситуация в области безопасности в Европе значительно ухудшилась. Эксперт констатирует, что взаимовыгодное тесное сотрудничество между Великобританией и ЕС в области безопасности было бы наилучшим для обеих сторон.

НАФТА в игре: как президент Трамп может перестроить торговую систему в Северной Америке

«Как будет развиваться история NAFTA под председательством Трампа?», - этим вопросом задается Ури Дадуш, ученый - экономист, один из высших чинов проекта 'Carnegie Endowment for International Peace', директор программы 'International Economics Program'.В своей статье для аналитического центра Bruegel «NAFTA in play: How President Trump could reshape trade in North America» он исследует три возможных сценария развития событий и делает обзор политических последствий для различных торговых партнеров Соединенных Штатов.

Эксперт отмечает, что в своей предвыборной кампании Трамп называл Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA) «наихудшим торговым соглашением, когда-либо одобренным этой страной». Его целью является Мексика, сальдо ее торговли товарами и услугами с США составляет 50 млрд.$. Торговля с Канадой, третьей участницей NAFTA, по существу, сбалансирована. Однако положения NAFTA не могут быть изменены без ущерба для Канады и без её согласия, а министры иностранных дел Канады и Мексики заявили о своем желании, чтобы новое NAFTA было согласовано в трехстороннем порядке, а не на двустороннем, как этого хочет Трамп.

Существует много вариантов дальнейшего развития ситуации, однако эксперт сосредотачивается на наиболее конструктивных и вероятных сценариях для «нового» NAFTA, которое иногда называют NAFTA 2.0.

Первый сценарий, который эксперт называет NAFTA 0.9, описывает такое соглашение, которое будет включать в себя несколько новых «улучшений», однако оно также может привести к нежелательным последствиям для Трампа. Фактически, в соответствии со сценарием NAFTA 0.9, может сложиться менее открытая торговая система между США и Мексикой.

Второй сценарий, именуемый экспертом NAFTA 0, описывает срыв переговоров между США и Мексикой и возврат к торговле в соответствии с правилами ВТО, в то время как с Канадой рано или поздно может быть заключено дополнительное торговое соглашение.

Третий сценарий под названием NAFTA / BAT, - это сценарий, где NAFTA остается практически неизменным, однако Конгресс США вводит пограничный налог (BAT). По словам эксперта, сценарий NAFTA / BAT является наихудшим из всех рассмотренных с точки зрения его влияния на благосостояние стран-участников NAFTA и остального мира.

В заключение автор статьи анализирует последствия NAFTA 0.9, NAFTA 0 и NAFTA/BAT для торговых партнеров США и для мировой экономики, а также рассматривает возможную реакцию других стран на принятие пограничного налога.

Российское восприятие Нового шёлкового пути – от угрозы к возможностям

Татьяна Кастуева-Жан, руководитель Центра России – СНГ при IFRI, в работе «Russian perceptions of OBOR: from threat to opportunity» исследует китайскую концепцию Экономического пояса шелкового пути и изучает русское видение этого проекта. Говоря о ЭПШП, эксперт также отмечает, что у России есть собственный экономический проект в Азии – ЕАЭС. По словам эксперта, противостояние между двумя проектами выглядит неизбежным, поскольку ЭПШП открывает для стран Центральной Азии множество экономических, финансовых и инфраструктурных перспектив. Хотя Китай и говорит о том, что ЭПШП – это сугубо экономический проект, однако в Москве все же опасаются возникновения вопросов геополитического и стратегического характера, поскольку прогрессивное экономическое сотрудничество может вывести страны Центральной Азии из-под влияния России и увести их на «китайскую орбиту». Автор исследует российское восприятие ЭПШП и анализирует, что может предпринять Россия со своей стороны касательно этого вопроса.

Как дальше будут развиваться экономические отношения США и Японии?

Сотрудники Сenter for Strategic and International Studies (CSIS) Мэтью П. Гудман и Дэвид А. Паркер, специализирующиеся на изучении экономики АТР и азиатских стран, провели исследование относительно перспектив дальнейшего развития торгово-экономических отношений США и Японии.

Эксперты считают, что, несмотря на недавнюю встречу президента США Трампа с премьер – министром Японии Синдзо Абэ, которая свидетельствует о «нормализации» отношений США с одним из своих самых важных торговых партнеров, Японии пока рано говорить об улучшении перспектив торгового сотрудничества. Трамп неоднократно заявлял, что Япония «использует в своих интересах» США в военной и экономической сферах. Одним из первых заявлений Трампа на посту президента был уход от Транстихоокеанского партнерства, принципы которого являются «организационным» для экономических отношений США и Японии.

Эксперты также рассматривают историю экономических связей США и Японии и определяют, какие трудности стоят перед экономическим сотрудничеством обеих сторон сейчас. В заключение авторы анализируют возможные варианты для дальнейшего сотрудничества между странами. Так, по мнению экспертов, США и Япония могли бы больше сотрудничать на базе Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества и Всестороннего регионально экономического партнерства. Также эксперты отмечают, что США и Японии следует развивать сотрудничество в области исследования и разработок
передовых технологий. Для того чтобы сотрудничество стало более продуктивным, странам нужно воспринимать друг друга не как конкурентов, но как партнеров с общими ценностями и интересами. В частности, США должны рассматривать Японию как страну, способную играть независимую лидирующую роль в Азии, способную продвигать общие интересы США и Японии.

Эра Трампа - на самом деле эра Си Цзиньпина?

Пол Хенли, директор Carnegie–Tsinghua Center for Global Policy в статье «Is the Trump Era Really the Xi Era?» анализирует усиливающиеся амбиции Китая на международной арене и рассматривает вопрос о том, как будет меняться расклад сил в АТР после выхода США из Транстихоокеанского партнерства.

Эксперт отмечает, что в последние годы Китай проявляет все большую активность в международной политике и у него сформировалась своя концепция мирового порядка. 17 февраля на съезде Коммунистической партии Китая Си Цзиньпин заявил, что теперь Пекин должен «вести международное сообщество к совместному созданию нового, более справедливого и разумно мирового порядка» и «направлять международное сообщество к совместному поддержанию международной безопасности». Эксперт подчеркивает, что эти слова - самые настойчивые публичные заявления Си Цзиньпина о роли Китая в формировании международной системы.

Как отмечает эксперт, хоть Китай и извлек выгоду из послевоенного международного порядка, однако он сам не принимал активного участия в его формировании и поэтому сейчас хочет усилить свое влияние в мире и сделать так, чтобы новая реформированная система больше соответствовала интересам Китая. В связи с этим эксперт задается вопросом: какие изменения или новые нормы по версии Китая должны в будущем формировать мировой порядок?

Однако для Китая все не так просто. По мнению эксперта, Китаю еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем его можно будет с уверенностью рассматривать как защитника или лидера глобализации. Более того, Пекину еще предстоит продемонстрировать заинтересованность и способность противостоять вызовам международной безопасности.

Но пока США выходят из Транстихоокеанского партнерства и продолжают формировать свою внешнюю политику в отношении Китая, КНР продвигает свои интересы. Даже если политика президента Трампа в Азии будет отражать относительную преемственность с прошлыми администрациями США, это не будет достаточной заменой сильного руководства Америки на глобальной арене. Сила и мощь американских альянсов и партнерств зависят от ее влияния во всем мире. И если США утратят глобальное лидерство, то у Китая будет больше возможностей занять лидирующие позиции.

Экономика концепции «Один пояс – один путь»: китайские интересы превыше всего

Франсуаза Николас, старший научный сотрудник и директор Центра азиатских исследований IFRI в работе «The economics of OBOR: Chinese interests first» исследует то, как Китай продвигает свои интересы посредством реализации концепции «Один пояс – один путь». Эксперт отмечает, что в то время как официальные власти Китая заявляют, что реализация концепции поможет «объединить мир», поможет экономическому росту развивающихся стран и предоставят Китаю более свободный доступ к мировым ресурсным рынкам, внешние наблюдатели думают иначе. Так, «Один пояс – один путь» рассматривается некоторыми экспертами как часть плана Китая по выстраиванию своей сферы влияния в Азии и подрыву господства США в мировой политике. Фокусируясь на экономическом аспекте, в работе эксперт рассматривает целесообразность концепции и условия ее реализации и освещает вызовы, которые могут встать перед Китаем и остальным миром.

Материал подготовлен при поддержке портала Новое знание.
Автор: Анастасия Авакумова
Поделиться в соцсетях: