Экспертные оценки

14.07.2017, 14:53 | Автор: Евсей Васильев, кандидат политических наук, доцент кафедры международной безопасности РГГУ
29.04.2017, 13:07 | Автор: Светлана Погорельская, к.п.н., д.филос. (Боннский университет, ФРГ), с.н.с. ИНИОН РАН, с.н.с. Институт Европы РАН
26.04.2017, 15:10 | Автор: Александр Арский, кандидат экономических наук, доцент МФЮА
25.04.2017, 21:23 | Автор: Иван Рыскаль, Институт стран Азии и Африки МГУ
Дайджест материалов зарубежных аналитических центров (13.02-26.02)
/
07.03.2017, 22:49
Агентство «Внешнеполитическая экспертиза» представляет вашему вниманию обзор материалов зарубежных аналитических центров и СМИ за вторую половину февраля.

Может ли Россия вытеснить США с Ближнего Востока
Пэрри Кэммэк и Ричард Сокольский, эксперты Carnegie Moscow Center, анализируют ситуацию, сложившуюся в Сирии после заключения перемирия в конце 2016 года, и оценивают влияние России в этом регионе. Эксперты считают, что заключение перемирия в Сирии на основе договоренностей между РФ, Ираном и Турцией – это, безусловно, успех российской дипломатии. Однако, несмотря на то, что в этом договоре не участвуют США и их «союзники в арабском мире» (Саудовская Аравия, Иордания, ОАЭ, Египет и Катар), говорить о значительном усилении позиций России в этом регионе пока преждевременно. «Путину удалось улучшить отношения с Израилем, Саудовской Аравией, Турцией и Ираном и нанести удар по либерально-интервенционистским планам сменить режим. Однако представление о том, что Россия заменит США в роли ведущей силы на Ближнем Востоке, едва ли обосновано», - полагают эксперты.
В пользу этой позиции авторы приводят несколько аргументов. Во-первых, по их мнению, «Россия сдерживает свои амбиции на Ближнем Востоке», поскольку она не намерена брать на себя решение проблем этого региона и американские обязательства в сфере безопасности. Во-вторых, эксперты считают, что «потенциал вмешательства России» имеет свои ограничения: экономическая ситуация в стране, зависимость экономики РФ от экспорта сырья, санкции и т.д.; Россия имеет ограниченные военные ресурсы в Средиземноморье, в котором традиционно доминирует американский флот, что также является препятствием для расширения влияния в этом регионе. В-третьих, отмечается, что у Москвы существуют давние связи с Сирией, однако взаимодействие с другими странами региона развито не так сильно, оно в основном происходит «точечно», в зависимости от конкретных сделок между Россией и странами региона. По мнению авторов, такой подход мешает строить долгосрочные отношения. Также эксперты отмечают, что, хотя Россия и сотрудничает со странами Персидского Залива по многим вопросам, например, таким, как продажа вооружения, однако есть определенные трудности, которые препятствуют установлению более прочных связей в регионе: так, Россия поддерживает Асада и укрепляет связи с Ираном, к тому же не стоит забывать о связях арабских стран с США. В-четвертых, как полагают авторы, пока рано говорить об окончательном урегулировании конфликта в Сирии и вряд ли эта ситуация будет разрешена в ближайшем будущем, так что успехи России могут оказаться временными. И, наконец, по мнению экспертов, существует определенный риск того, что действия России могут вызвать ответную реакцию со стороны джихадистов. Все эти факторы сильно ограничивают действия РФ в регионе, поэтому делать вывод о том, что Россия вытеснила США, пока преждевременно.

Будущее «сирийской политики» США
Несмотря на предвыборную риторику касательно изменения политического курса США в отношении Сирии, у Дональда Трампа есть несколько военных и политических вариантов для значительного отклонения от политики Обамы. С тех пор, как Трамп стал президентом США, он и его команда оказались в самом центре внешнеполитической активности. Сейчас одной из важнейших проблем США является Сирия. Трамп в своей предвыборной компании обещал «изгнать ИГИЛ» из Сирии и Ирака. Также он говорил, что Россия является одним из важнейших союзников США в борьбе с терроризмом в этом регионе, в связи с чем министру обороны США Джеймсу Мэттису и госсекретарю Рексу Тиллерсону было поручено разработать план уничтожения ИГИЛ, а также представить план создания и соблюдения безопасных зон в Сирии в течение 90 дней. Однако в отношении Трампа не все так однозначно. Первоначально Трамп акцентировал свое внимание на «агрессивной» и «иконоборческой» политике, которая помогла бы ему дистанцироваться от своего предшественника Барака Обамы. Однако вскоре стало понятно, что значительные отклонения от ранее установленной политики могут повлечь за собой серьезные политические вызовы и большие стратегические риски. После инаугурации новая администрация изменила свою позицию по отношению к «One China policy»; Трамп прекратил говорить о разрыве соглашения по иранской ядерной программе; сменил свой скептицизм по поводу значимости НАТО, начал критиковать политику России на Украине и т.д. Кроме того, отставка Флинна, который был «зациклен» на исламе как одной из важнейших стратегических угроз для США, с поста советника по национальной безопасности Соединенных Штатов в связи с подозрением на его контакты с российскими официальными лицами по вопросу отмены санкций в отношении России заставит Трампа проводить более «сбалансированную» политику в отношении ИГИЛ и Сирии, а также вести более осторожную внешнеполитическую линию в отношении России. На этом фоне администрация Трампа, которая изначально порицала направление внешней политики Обамы, скорее всего, не будет кардинально отходить от политики своего предшественника.
Тому, как изменится политика США в отношении Сирии, посвящена статья «The future of US Syria policy», представленная Международным институтом стратегических исследований (The International Institute for Strategic Studies).

Нефтяная дипломатия: сделка российской Роснефти и ливийской NOC
В своей статье для влиятельного итальянского издания La Stampa «Россия нацелилась на ливийскую нефть» Ролла Сколари (Rolla Scolari), анализируя российско-ливийское соглашение о разработке нефтяных месторождений и добыче сырья, говорит о том, что таким путем Россия «наращивает свое влияние в Ливии». «Ливийская энергетическая компания - возможно, единственная организация в стране, которая в эти месяцы осуществляет объединяющую функцию в обстоятельствах общей нестабильности, сотрудничая со всеми сторонами», - пишет Р. Сколари. Эта сделка, по мнению эксперта, может помочь становлению стабильности в Ливии.
В другом итальянском издании Corriere Della Sera в статье «Нефть и геополитика: стратегия Роснефти от Египта до Ливии» Стефано Альони говорит о том, что, несмотря на экономические санкции, геополитическая активность РФ не стоит на месте и активно продвигает свои интересы в регионе. «Благодаря соглашению об ограничении добычи Россия сумела посадить за стол переговоров страны, которые не общались друг с другими годами (Саудовская Аравия и Иран) и в результате заслужила признание других стран, находящихся в очень тяжелой ситуации (например, Венесуэла, а также ряд африканских государств, входящих в картель) из-за слишком низких цен на нефть», - отмечает С.Альони.

Европа в новом мировом порядке
Maria Demertzis, André Sapir и Guntram B. Wolff, эксперты европейского исследовательского центра Bruegel, изучая вопросы внешней политики Европейского союза, пытаются ответить на вопрос, как ЕС должен реагировать на политику США, и оценивают роль ЕС в мире как содействие «уменьшению [фактора] гегемонии и смещению равновесия».
Соединенные Штаты являются наиболее важным торговым и двусторонним инвестиционным партнером Европейского союза, который до нынешнего момента поддерживал систему многосторонней торговли и европейской интеграции и обеспечивал гарантии безопасности для стран ЕС. Эксперты считают, что «удельный вес» США, как и других развитых стран в мировой экономике, сократился. По их мнению, новая администрация США намеревается заменить «принцип многосторонних отношений» на отношения «двусторонние». Так, например, в отношении торговли «политика США будет перенаправлена на обеспечение новых торговых сделок, с тем чтобы уменьшить дефицит двустороннего торгового баланса и защиты», - отмечают эксперты. Касательно климатической политики дальнейшая приверженность США Парижскому соглашению также подвергается сомнению. В обороне зонт безопасности проявляется менее определенно, чем предполагалось ранее. Эксперты полагают, что такой подход в изменении внешней политики США говорит о том, что новая администрация США будет действовать по принципу «Америка прежде всего», стремясь добиваться лучших результатов прежде всего в интересах граждан США.
По мнению экспертов, если США будут продолжать придерживаться этого курса, то ЕС придется менять свою внешнеполитическую стратегию, поскольку экономика ЕС является относительно открытой и извлекает пользу именно из многостороннего сотрудничества. В связи с этим эксперты выделяют следующие возможные шаги ЕС: 1) сотрудничество с партнерами по всему миру под протекцией ВТО; 2) установление более глубоких экономических связей с Китаем и другими партнерами, в частности, ЕС должен активизировать обсуждение двустороннего инвестиционного договора с Китаем при сохранении своих интересов и содействии государственных судов для урегулирования спорных вопросов; 3) проведение торговых реформ и преодоление внутренних дисбалансов, чтобы повысить уровень доверия к ЕС, а также поиск ответа протекционистским тенденциям; 4) подготовка инструментов, которые могут применяться на двухсторонней основе в отношении США, в частности, таких, как разработка совместных мер «антисубсидирования» и возможных налоговых мер.

Что ждет Турцию в 2017 году
Марк Пьерини, сотрудник Европейского Центра Карнеги, специализирующийся на анализе событий в странах Ближнего Востока и Турции, в своей статье «Дар божий: что ждет Турцию в 2017 году» анализирует возможные варианты развития внутриполитической ситуации в Турции и прогнозирует, как эти изменения повлияют на ее положение в мире.
После неудавшегося государственного переворота в Турции в июле 2016 года правительство развернуло «чистку» госаппарата и армии. На фоне напряженной атмосферы правительство Турции запланировало создание новой Конституции, которая бы значительно расширила полномочия президента страны. Как отмечает эксперт, проект этой конституции уже был одобрен турецким парламентом, а в апреле его уже вынесут на всенародный референдум. М. Пьерини, изучая новый проект, говорит о том, что если данный конституционный проект будет одобрен на референдуме, то в Турции установится новая, радикально измененная система управления и вся полнота власти перейдет в руки Эрдогана, в то время как роль турецкого парламента будет лишь номинальной. Эксперт считает, что если Эрдоган добьется своей цели, то он «не только получит в свое распоряжение все имеющиеся рычаги власти, но и сможет навязать стране консервативный религиозный строй <...> и разрушит основы светской республики, провозглашенной в 1923 году Кемалем Ататюрком». По мнению эксперта, радикальное изменение сложившейся тогда системы приведет к непредсказуемым последствиям в политической и социально-экономической жизни Турции. Аналитик отмечает, что в условиях сложной социально-экономической ситуации в стране и при том, что у Турции осталось мало зарубежных союзников, Эрдогану будет довольно сложно добиться своих главных целей: перейти к религиозно-консервативному устройству общества и усилить свою власть. По мнению эксперта, если Эрдоган добьется своих целей, это значительно осложнит существующие отношения Турции с Европой и США: «Укрепление авторитарного режима противоречит членству в НАТО и Совете Европы и поставит крест на идее вступления Турции в ЕС. Быстрее всего негативные последствия проявятся в области экономики».

Конец трансатлантического торгового консенсуса?
Рем Кортевег, старший научный сотрудник Центра европейских реформ (The Centre for European Reform), специализирующийся на европейской внешней политике, а также на отношениях Европы с Великобританией, в своей статье «The end of the transatlantic trade consensus?» анализирует будущее Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства на фоне современной политической ситуации, когда Трамп объявил о выходе США из ТТИП, а Великобритания озадачена проблемой выхода из ЕС. Эксперт считает, что «экономический национализм» Трампа сильно затемняет перспективы торгового соглашения. «Трамп хочет использовать экономическую силу США для заключения двусторонних сделок, а не втягивать Америку в многосторонние соглашения», - отмечает эксперт. Он пишет, что вероятная кончина TTIP - еще один удар по мировому торговому порядку. Помимо снижения тарифов и расширения доступа на рынки, партнерство позволяло США и ЕС устанавливать глобальные правила и нормы по таким вопросам, как трудовые и экологические стандарты, а также по защите инвестиций. Размер их совокупных рынков обязывает другие торговые страны принимать те же более высокие стандарты, что способствует созданию равных условий. Если же все-таки Трансатлантическое партнерство постигнет крах, то, по мнению эксперта, тренды в мировой экономике будут диктоваться развивающимися странами, такими, как например, Китай. Эксперт полагает, что после прихода Трампа к власти в системе мировой торговли будут превалировать двусторонние контакты, а экономическая политика стран станет более протекционистской, что в целом может привести к негативным последствиям для мировой экономики.
Также эксперт оценивает последствия Brexit для экономики ЕС. Он отмечает, что с выходом Британии из ЕС из клуба уйдет один из самых сильных «торговых голосов», что приведет к смене приоритетов в европейском торговом балансе. По его мнению, ЕС необходима свободная торговля, и поэтому ему нужно извлечь уроки из Транстихоокеанского партнерства и решить, как осуществлять торговые контакты в будущем. Так же, по мнению эксперта, ЕС необходимо «рассмотреть возможность превращения своих двусторонних торговых сделок в Азии в региональный торговый пакт», поскольку в интересах Европы создание коалиции экономик, поддерживающих либеральную торговлю на основе норм международного права и достижение стратегических и стандартизирующих соглашений с ними. В заключение эксперт говорит о том, что ЕС не должен полностью отказываться от консенсуса по трансатлантической торговле. «Каким бы маловероятным это ни казалось сегодня, взгляды Трампа на торговлю могут эволюционировать по мере изменения экономических условий. Его жесткая протекционистская линия может иметь неприятные последствия. Попробовав свои силы в вооруженном Пекине, Трамп может обнаружить, что существует более элегантный и, возможно, более эффективный способ заставить Китай играть по правилам глобальной торговли. Это можно осуществить путем подталкивания его в правильном направлении с помощью общих торговых норм, правил и стандартов, согласованных с ЕС, Великобританией и другими важными торговыми блоками».

Мюнхенская конференция по безопасности 2017: США, Европа, Россия, Китай и Ближний Восток
В этом году к Мюнхенской конференции по безопасности было приковано особое внимание. Весь мир беспокоится из-за неясных перспектив будущего мирового и европейского миропорядка. Во многом это связано с существующей неопределенностью и непредсказуемостью внешней политики США, а также перспектив развития НАТО. Миграционный кризис в Европе, Brexit, «парад выборов», обострение украинского кризиса вызывают определенное беспокойство в Европе. Рост опасности международного терроризма, непрекращающийся кризис в Сирии, Ливии и Ираке и многие другие вопросы безопасности притягивают к себе внимание мирового сообщества. В этой связи появляется и большое количество публикаций на эту тему.
Одним из главных вопросов, который был обозначен Мюнхеном, – каким образом будет развиваться сотрудничество США и Европы в области безопасности, а также каковы перспективы у НАТО. Констанц Стелзенмюллер, эксперт по политике и стратегии Германии, Европы, трансатлантической внешней политике и политике безопасности, старший научный сотрудник Центра США и Европы в Брукингсе, в своей статье «Munich: A watershed moment for Europe» размышляет о перспективах сотрудничества в сфере безопасности между США и ЕС, а также о перспективах НАТО. Эксперт отмечает, что в скором времени Европе, скорее всего, придется самостоятельно заниматься вопросами обеспечения собственной безопасности, допуская возможность, что США больше не будут выступать «ядерным сдерживающим фактором» для Европы и поиск замены возможностей США (для тех случаев, когда Вашингтон не может или не будет предоставлять их Европе) будет огромной проблемой.
Продолжая тему Мюнхенской конференции, Саймон Тисдолл, внешнеполитический обозреватель британской газеты «The Guardian», в статье «Munich conference: three dangerous superpowers – and we’re stuck in the middle» довольно резко высказывается относительно России, США и Китая, которые «начали вести себя непредсказуемо и нарушать существующие правила». Автор считает, что внешняя политика этих стран является угрозой существующему миропорядку и что сейчас Европе угрожает множество опасностей со всех сторон, в том числе со стороны США.
В турецком издании Güneş журналист Каяхан Уйгур в статье «Добро пожаловать в «постзападный» миропорядок!» отмечает: «Мюнхенская конференция засвидетельствовала поражение Запада».
Роман Гончаренко в публикации «Запад на распутье: Мюнхенская конференция в роли навигатора» в немецкой Deutsche Welle также оценивает значение Мюнхенской конференции. «Значение 53-й Мюнхенской конференции по безопасности, которая открывается в пятницу, 17 февраля, трудно переоценить. К набору ставших в последние годы привычными тем (Сирия, Украина, Россия, терроризм), которые там обсуждаются, добавилась новая — внутренний кризис Запада, связанный с избранием миллиардера Дональда Трампа новым президентом США», - пишет Р.Гончаренко.

Перспективы США в НАТО при Трампе
Американский профессор политологии Джойс П. Кауфман в своей исследовательской работе «The US perspective on NATO under Trump: lessons of the past and prospects for the future» изучает эволюцию трансатлантических отношений с момента основания НАТО до настоящего времени. В работе большое внимание уделяется некоторым решениям отдельных президентов США, основанным на политических и стратегических потребностях Америки, которые в то время способствовали как напряженности, так и примирению Соединенных Штатов с их европейскими союзниками. По мнению автора, рассмотрение НАТО через призму истории поможет ответить на вопросы об актуальности Альянса и роли в нем Соединенных Штатов, поднимаемые в настоящее время президентом Трампом и членами его администрации.

Обострение греческого кризиса
В публикации «Греческий кризис снова обостряется» специалист в области международных отношений Дмитрий Добров говорит о том, что, несмотря на долгое затишье, греческий экономический кризис не прекращался и сейчас вступил в очередную стадию обострения. К июлю 2017 года Греция должна найти как минимум семь миллиардов евро для погашения долгов перед МВФ, ЕЦБ и Европейским фондом финансовой стабильности, однако очевидно, что расплатиться с долгами в существующих условиях Греция не сможет. Эксперт отмечает, что к концу 2016 года долги Греции перед кредиторами составляли 315 миллиардов евро, или 180% ВВП. А идти на списание греческих долгов в преддверии выборов в Нидерландах, Франции и Германии европейцы не могут. Ситуация в Греции становится взрывоопасной для Евросоюза в целом. По словам эксперта, на фоне сложившейся ситуации участники переговоров по греческим долгам понимают необходимость поиска компромисса между Грецией и кредиторами, поскольку на выборах в Нидерландах, Франции и Германии евроскептики могут использовать «греческий фактор» для подрыва европейского проекта.

Материал подготовлен при поддержке портала Новое знание.
Автор: Анастасия Авакумова
Поделиться в соцсетях: