Экспертные оценки

14.07.2017, 14:53 | Автор: Евсей Васильев, кандидат политических наук, доцент кафедры международной безопасности РГГУ
29.04.2017, 13:07 | Автор: Светлана Погорельская, к.п.н., д.филос. (Боннский университет, ФРГ), с.н.с. ИНИОН РАН, с.н.с. Институт Европы РАН
26.04.2017, 15:10 | Автор: Александр Арский, кандидат экономических наук, доцент МФЮА
25.04.2017, 21:23 | Автор: Иван Рыскаль, Институт стран Азии и Африки МГУ
Дайджест материалов зарубежных аналитических центров (30.01-10.02)
/
19.02.2017, 19:13
Представляем вашему вниманию обзор материалов зарубежных аналитических центров и СМИ.
В зарубежной прессе можно выделить несколько основных «трендов», получивших отражение в большинстве статей: инаугурация Трампа и его новый внешнеполитический курс, растущее влияние России и КНР, Brexit, влияние победы Трампа на выборы в европейских странах, увеличение напряженности между США и Китаем, миграционный кризис в Европе.

Россия и Венгрия: лучшие друзья или серьезная ошибка?

Эксперты британского аналитического агентства RUSI совместно с Центром евро-атлантической интеграции и демократии (CEID) рассматривают значимость русско-венгерского диалога. 2 февраля в Будапеште Президент РФ В. В. Путин встретился с главой Венгрии Виктором Орбаном. В ходе встречи стороны обсудили вопросы экономического сотрудничества, ядерной энергетики, военно-технического сотрудничества, а также вопрос поставок российского газа в Венгрию. Как отмечают эксперты, «несмотря на конкретное экономическое содержание переговоров, политическое значение визита Путина трудно переоценить. Посетив Будапешт второй раз за последние три года, Путин может продемонстрировать россиянам, что он по-прежнему приветствуется в ЕС, и что западные страны отнюдь не едины относительно санкций против России». Также эксперты оценивают возможность снятия западными странами санкций с России. По их мнению, хотя Венгрия берет на себя ведущую роль в диалоге с Путиным, весьма маловероятно, что амбиции Будапешта дадут толчок для перезагрузки отношений между ЕС и Москвой.

Азиатская команда Трампа – работа «ястребов» продолжается

В своей статье Эшли Тауншед, научный сотрудник Центра исследований США (Университет Сиднея, Австралия), анализирует возможные варианты развития отношений между США и странами Азиатско-Тихоокеанского региона после вступления Д. Трампа в должность Президента США. Как считает эксперт, Трамп будет проводить довольно жесткую политику в АТР. 3 января 2017 года президент США выдвинул кандидатуру Роберта Лайтизера на должность торгового представителя США (USTR). Лайтизер, как и Трамп, считает, что основной движущей силой торгового дисбаланса США является «китайский меркантилизм». Он выступает за «агрессивные торговые меры» для борьбы с дефицитом, а также за возможность отмены обязательств США в рамках Всемирной торговой организации. Питер Наварро, американский экономист, который ранее выступал с критикой политики США в Азии, возглавит Совет по торговле в администрации Дональда Трампа, его задачей станет «разработка торговой политики, которая снизит наш торговый дефицит, увеличит наш рост и поможет остановить массовое перемещение рабочих мест из США». Наварро считает, что свободная торговля с Китаем опасна, описывая ее как «игру с нулевой суммой», которая не способствует «процветанию мировой экономики». Наварро т призвал США к более жесткой политике в отношении Китая, а также к поддержке Тайваня на демократических и стратегических основаниях. Как отмечает эксперт, другие представители администрации Д.Трампа также критикуют политику Китая. По мнению аналитиков, таким образом Трамп дает Пекину понять, что при его президентском сроке отношения с Китаем больше не будут, как обычно, деловыми. В связи с этим эксперт делает выводы о том, что Трамп будет давить на Пекин по вопросам торговли и политики в области безопасности. Стоит отметить, что в ходе предвыборной гонки Трамп неоднократно обещал остановить вывоз капитала из США в Китай, а также вернуть из Поднебесной уже перенесенные туда производства. Также Трамп обещал ввести 45%-й налог на китайский импорт. Если тарифы будут введены, это вызовет ответные меры со стороны Китая, что может привести к торговым войнам в регионе. Внедряя жесткую политику в отношении Китая по большинству основных вопросов двусторонних отношений, Трамп может осложнить китайско-американские отношения. Эксперт считает, что конфликты с интересами азиатских наций могут быть дестабилизирующим для всего региона.

Скатываясь к третьей мировой войне

В журнале «The Foreign Policy» вышла статья Роберта Кагана «Backing Into World War III». Американский журналист, политолог, старший научный сотрудник института Брукингса Роберт Каган изучает современную политическую ситуацию в мире, анализируя внешнюю политику таких стран как Россия, США и Китай, выделяет следующие тренды мировой политики: «первый — это усиливающиеся амбиции и растущая активность двух великих ревизионистских держав, какими являются Россия и Китай. Второй тренд — это уменьшение уверенности в себе, сокращение возможностей и ослабление воли демократического мира, и особенно США, которые не могут сохранять господствующие позиции в международной системе, принадлежавшие им с 1945 года». Он считает, что «два этих тренда сближаются, и в этих условиях дефицит воли и способности США и их союзников поддерживать существующий мировой порядок наталкивается на усиливающееся стремление и способность ревизионистских держав этот порядок изменить. Следовательно, мы достигнем такого момента, когда существующий порядок рухнет, и мир погрузится в жестокую анархию». По мнению Кагана, Америка должна сдерживать растущее влияние России и Китая. Он считает, что согласие на сферы влияния – «это готовый рецепт катастрофы», потому что это не разрядит международную обстановку, а наоборот, приведет к нарастанию напряженности в мире.

Зависимость Израиля от США – это реальность

Чак Фрейлих, бывший заместитель советника по национальной безопасности в Израиле, старший научный сотрудник Белферовского центра науки и международных дел (HarvardKennedySchool) анализирует современные американо-израильские отношения. Он подчеркивает, что на сегодняшний день степень зависимости Израиля от США довольно высока.

Он приводит следующие цифры: доля финансовой помощи США составляет около 3 процентов от общего объема государственного бюджета Израиля и около 1 процента своего ВВП. Кроме того, помощь США составляет около 20 процентов от общего оборонного бюджета, 40 процентов бюджета IDF, и почти весь бюджет закупок. Фрейлих также говорит о том, что у Израиля нет никакой альтернативы помощи США. «Даже если бы мы могли предположить, что Израиль может обойтись без финансирования США, ни одна другая страна не будет поставлять нам оружие в таких количествах... Горькая правда в том, что без Соединенных Штатов ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) будет пустышкой». Соединенные Штаты также сотрудничают с Израилем в других областях: борьба с терроризмом, кибер-угрозы, а также предотвращение распространения оружия массового уничтожения. На стратегическом уровне глубокий диалог происходит по целому ряду вопросов: Палестина, ядерная программа Ирана, Сирия, Хезболла, Хамас и многое другое. Соединенные Штаты также являются крупнейшим торговым партнером Израиля. Подводя итог, эксперт говорит, что Израиль может выжить и без Соединенных Штатов, однако при таком сценарии развития событий значительно снизится уровень жизни израильтян, поэтому он считает жизненно необходимым и дальше поддерживать хорошие отношения с США и пытаться предотвратить различные конфликты и разногласия со своим союзником.

Сначала Россия, теперь Китай

П.Ш. Рагхаван, бывший посол Индии в России, рассказал влиятельной индийской газете «The Hindu» о своем видении внешней политики США по отношению к России и Китаю. По мнению г-на Рагхавана, мотивы внешнеполитического курса США заключаются в стремлении новой администрации «предотвратить возникновение любых угроз господству США в мире». Если раньше, в 1990-х годах, это означало сдерживание подъема РФ, ограничение амбиций Европы и ослабление оси Европа-Россия, то сейчас, на фоне стремления КНР занять позиции сверхдержавы, Китай объявляется главной угрозой, которой США должны противостоять, чтобы отстоять свое мировое лидерство.

Перспективы конфликта в Южно-Китайском море

Газета «Хуаньцю шибао» выпустила статью, в которой анализируется ситуация со спорными островами Дяоюйдао (Сенкаку, яп.). Эти острова представляют интерес и для Китая, и для Японии в связи со своим стратегическим положением, обладание ими расширяет возможности военного и гражданского судоходства. Острова Дяоюйдао были открыты китайцами, но в конце XIX столетия по итогам Первой китайско-японской войны отошли Японии. Однако после Второй мировой войны Япония потеряла право на завоеванные территории. Острова перешли под юрисдикцию Соединенных Штатов. Спор вокруг островов возник после того, как в 1968 году специалисты ЭКОСОК ООН для Азии и Дальнего Востока обнаружили в шельфе островов богатые залежи нефти и газа. В 70-х годах прошлого столетия Вашингтон вернул Японии Окинаву с архипелагом Сенкаку. Территориальный конфликт между Китаем и Японией обострился в сентябре 2012 года. Тогда Токио объявил о процедуре национализации островов через их приобретение у частных владельцев. Этот факт вызвал резкий протест Китая, по всей стране прошла волна антияпонских демонстраций. С тех пор Китай регулярно отправляет к спорным территориям свои патрульные корабли, вызывая тем самым негодование Японии. По словам эксперта, США уже давно используют спорные острова для давления на КНР. Эксперт считает, что, если администрация Трампа будет вмешиваться в вопрос о Дяоюйдао, это превратит острова в «пороховую бочку», что значительно осложнит ситуацию и создаст нестабильность в регионе.

Жан-Венсан Бриссе, старший научный сотрудник Института международных и стратегических исследований, также говорит о возникновении напряженности в данном регионе. Он рассказывает о стратегических амбициях Китая относительно его морского пространства, в связи с чем упоминает об островах Спратли, территория которых оспаривается сразу шестью государствами: Вьетнамом, Китаем, Тайванем, Малайзией, Филиппинами и Брунеем (несмотря на свой крошечный размер, острова архипелага имеют важное значение с точки зрения присутствия в регионе. Кроме того, исследования говорят о наличии там значительного количества нефти и газа. По данным министерства энергетики США, в районе Рид-бэнк архипелага сосредоточено до 5,4 млрд баррелей нефти и до 55,1 трлн кубометров природного газа). Единственное за последнее время судебное решение по принадлежности островов было озвучено в июле 2016 года арбитражным судом Гааги. Оно опирается на Конвенцию ООН по морскому праву, которая была подписана всеми сторонами за исключением Тайваня (ООН не признает его существования как независимого государства) и США. Это постановление (Пекин категорически его не приемлет) подтверждает существование зоны международных вод в центре Южно-Китайского моря, что автоматически перечеркивает все территориальные претензии. Китай же, в свою очередь, заявляет притязания на всю эту зону вплоть до побережья соседних стран и на 1 тысячу 700 километров к югу от острова Хайнань, который еще несколько десятилетий назад представлялся самой южной точкой национальной территории на китайских картах. По мнению эксперта, существующая «напряженность» сильна, однако пока что сложно представить себе, что укрепление позиций сторон может привести к лобовому конфликту. В то же время трения между кораблями Китая и других стран могут привести к инцидентам.

Также эксперт рассматривает дипломатическую стратегию Китая и США в зоне напряженности. По мнению эксперта, стратегия Китая является «как олицетворением стремления Китая к влиянию, так и инструментом национализма, к которому традиционно прибегают китайские власти для сплочения населения при появлении трудностей во внутреннем плане». Что же касается США, то, как считает эксперт, было бы логично, если бы США продолжали противодействие амбициям Китая, однако это следовало бы осуществлять посредством «невоенного присутствия». Также эксперт освещает и позицию Европы по данному вопросу. Бриссе констатирует, что в случае возникновения конфликта «первым практическим последствием для Европы станет остановка мирового завода», однако вследствие того, что у Европы отсутствует элемент азиатской политики, ее реакцию на подобный конфликт предположить сложно. Эксперт считает, что в случае конфликта произойдет формирование альянса Китай-Россия против США. «Европа в таком случае оказалась бы расколотой, а сильнейшие страны пошли бы на сближение с Америкой». Тем не менее, для Китая подобное противостояние не выгодно, поскольку «он слишком сильно зависит от связей с внешним миром, в которых ключевую роль играют западные государства».

Рекс Тиллерсон стал новым госсекретарем США

Специалист «Голоса Америки» — государственного информационного интернет-ресурса США Майкл Боуман изучает кандидатуру нового госсекретаря США Рекса Тиллерсона. По словам эксперта, Тиллерсону придется решать ряд глобальных проблем: конфликт в Сирии, ядерная программа КНДР, растущее давление со стороны РФ и КНР. Тиллерсон столкнется и с необходимостью решать такие относительно новые проблемы, как рост напряженности в отношениях с Мексикой из-за вопроса о финансировании строительства стены, обещанной президентом Трампом, и иммиграционного запрета. Что касается отношений США с Россией, то по мнению Боумана, новый госсекретарь поможет наладить конструктивный диалог между РФ и США.

Искусственное раздувание российской угрозы никому не поможет

Сумантра Майтра в статье для британской газеты «The Guardian» пишет о месте России в современной международной политике. В последнее время в англоязычной прессе многие гововрят о том, как Россия «взломала» американские президентские выборы и развязала новую холодную войну с Западом. По мнению автора, эти статьи во многом необъективны. «Их авторы делают вид, что происходящее сейчас исторически беспрецедентно — а это явно некорректный диагноз, способствующий истерии и панике» - считает эксперт. Также С. Майтра анализирует тенденции во внешней политике России после распада Советского Союза. Автор считает, что, «несмотря на пугающий характер действий России — в частности, на ее почти непрерывные попытки влиять на внутреннюю политику европейских стран и США — опасность, которую она представляет, а также необычность ее поведения сильно преувеличивают», потому что в настоящий момент Россия отстает от западных государств. «Что касается якобы беспрецедентного вмешательства Москвы в дела других стран, то на планете, безусловно, не найдется ни одной великой державы, которая в какой-то момент не пыталась бы влиять на чужую внутреннюю политику или шпионить даже за своими союзниками». Автор считает, что оценка нынешних перемен в мире требует не противостояния, а реализма. Реализм же предполагает, чтобы Запад относился к России как к «клонящейся к упадку» великой державе, то есть с уважением к её сферам влияния. Реализм также устанавливает, чтобы Запад определял лишь свои основные интересы; если он не будет делать этого, он обречён на столкновение с другими великими державами, поскольку идея «ценностей» ведёт лишь к смуте и конфликтам.

Чего хочет Япония от России в области безопасности

Джеймс Браун, политолог, доцент университета Темпл в Токио, специалист по российско-японским отношениям, в своей статье анализирует причины переориентации внешнеполитического курса Японии на сотрудничество с Россией и перспективы российско-японского сотрудничества в области региональной безопасности. По мнению эксперта, сейчас для Японии главными противниками становятся Китай и Северная Корея, а не Россия. «Для Японии главная защита от китайской активности в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях и от ядерной программы Пхеньяна – это военный альянс с США. Но Токио все больше понимает, что Россия тоже может играть полезную роль в решении этих проблем в области безопасности», - пишет эксперт. Главная причина подобной переориентации японской внешней политики, по мнению эксперта, заключается в том, что: 1) Япония стремится решить курильский вопрос в период, когда низкие цены на нефть и западные санкции делают Москву более сговорчивой; 2) Япония хочет развивать более тесные связи с Россией для обеспечения своей безопасности. По мнению эксперта, несмотря на кризис в отношениях России и Запада, Япония более не считает Россию своим противником и «передислоцировала многие военные мощности с Хоккайдо в юго-западную часть страны». Более того, японская стратегия национальной безопасности 2013 года представляет Россию не в качестве угрозы, а в качестве важного партнера в работе по сохранению мира и стабильности в Восточной Азии.

По словам эксперта, в отношении Северной Кореи Япония надеется, что Россия может использовать свое влияние для сдерживания агрессивного поведения КНДР. Что касается КНР, то цель Японии – «противодействовать все большему сближению между Москвой и Пекином», - считает эксперт. Токио рассматривает такой союз как угрозу для себя, потому что, как объясняет Томохико Танигути, ведущий советник премьера Абэ, «это первый раз в современной истории Японии, когда она находится между северным медведем и южным драконом, когда обе страны сильны в одно и то же время». В частности, Токио опасается, что Россия будет поддерживать КНР в отношении спорных островов Сенкаку (Дяоюйдао), а также китайские амбиции по поводу доминирования в Южно-Китайском море, через которое проходит большая часть торговли Японии, в том числе импорта нефти и газа из стран Ближнего Востока. Поэтому Япония будет преследовать цель «отделить Россию от Китая». По мнению эксперта, эта цель будет еще более оправданной, если под руководством Трампа Америка начнет придерживаться политики изоляционизма и будет меньше заботиться о безопасности Японии. Именно по этим причинам Япония изменила свой подход к РФ. Японское руководство боится, что из-за западных санкций и кризиса в отношениях с США Россия будет вынуждена двигаться еще ближе к Китаю. Поэтому Япония решила принять меры для предотвращения развития «квазиальянса между Россией и Китаем». Исходя из вышесказанного, в будущем можно ожидать продолжения русско-японского сотрудничества в области безопасности, и, скорее всего, отношения РФ и Японии в этой области станут более тесными. Как считает эксперт, это будет выгодно для обеих стран. Однако, по мнению эксперта, у такого альянса есть свои «ограничения». «Во-первых, хотя Япония и хочет расширить связи в области безопасности с другими странами региона, включая Россию, ее главным союзником все равно останутся США. Япония по-прежнему зависит от американской армии в вопросе национальной безопасности. И если между сотрудничеством с Россией и с США возникнет серьезное противоречие, то Япония всегда выберет Америку». Также эксперт отмечает, что все же для России отношения с Китаем важнее, чем с Японией. Это было подтверждено президентом РФ в интервью, которое он дал журналистам накануне своего визита в Японию в декабре. На вопрос журналистов: «Китай действительно главный партнер России? Мы правильно понимаем?», В. Путин ответил: «Абсолютно». «То есть Россия не будет сотрудничать с Японией в области безопасности в тех вопросах, где это может нанести ущерб ее отношениям с Китаем», - уверен эксперт.

Еще одним препятствием для сотрудничества между Японией и Россией эксперт видит в американской противоракетной обороне. По его мнению, для России попытки США развернуть ПРО в Восточной Азии – это угроза и для РФ, и для всего региона. Однако сама Япония считает, что эта система может быть полезна для обеспечения ее национальной безопасности, особенно для защиты страны от ракет Северной Кореи. В заключение эксперт отмечает, что вопросы безопасности стали важной областью для потенциального сотрудничества между Россией и Японией – в дополнение к экономической сфере и переговорам о заключении мирного договора. Эксперт считает, что, скорее всего, этот вид сотрудничества будет постепенно развиваться, «потому что Япония продолжает бояться Китая и хочет усилить связи с другими партнерами в регионе». Однако геополитические позиции РФ и Японии во многих вопросах несовместимы, и границы подобного сотрудничества можно проследить уже сейчас.

Миграция в Европе: преодоление кризиса солидарности

Пьерр Вимонт, старший научный сотрудник Европейского Центра Карнеги, специалист в области европейской политики соседства, трансатлантических отношений и внешней политики Франции в своей статье изучает одну из важнейших на сегодняшний день проблем ЕС – миграционный кризис. Эксперт считает, что миграционный кризис в Европе до сих пор не решен, потому что не решены главные проблемы, вызвавшие миграцию: кризис на Ближнем Востоке, миграция из стран Африки, обусловленная экономическими причинами, продолжаются. Разногласия между европейскими странами в области миграционной политики также мешают урегулированию миграционного вопроса. «Вместо того, чтобы обсуждать способы преодоления разногласий, европейские лидеры в зародыше пресекают любые попытки найти принципиальное решение проблем, встающих перед европейской миграционной политикой, и ограничиваются лишь мерами краткосрочного характера», - пишет эксперт.

Чтобы решить миграционный вопрос, Европе необходимо справиться со следующими противоречиями: убедить все страны действовать сообща в той области, где прежде каждая из них стремилась самостоятельно защищать собственные интересы; доверять ЕС, вопреки политической моде, требующей скептически относиться ко всему, исходящему из Брюсселя. По мнению эксперта, для успешного решения миграционного кризиса странам ЕС следует проявлять больше гибкости по отношению к интересам друг друга.

Материал подготовлен при поддержке портала Новое знание.
Автор: Анастасия Авакумова
Поделиться в соцсетях: