Экспертные оценки

26.04.2017, 15:10 | Автор: Александр Арский, кандидат экономических наук, доцент МФЮА
25.04.2017, 21:23 | Автор: Иван Рыскаль, Институт стран Азии и Африки МГУ
24.04.2017, 13:25 | Автор: Константин Воронов, к.и.н., завсектором ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН
21.04.2017, 10:59 | Автор: Светлана Погорельская, к.п.н., д.филос. (Боннский университет, ФРГ), с.н.с. ИНИОН РАН, с.н.с. Институт Европы РАН
Еще хуже, чем во времена холодной войны?..
/
19.03.2017, 11:19
Многие события, происходящие сейчас на международно-политической арене в сфере безопасности и сотрудничества, по своей значимости, результатам и последствиям, пожалуй, хуже, чем те, что были до падения Берлинской стены в 1989 г., последующего роспуска Организации Варшавского договора и Совета экономической взаимопомощи под руководством СССР. Так, министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль в ходе встречи 9 марта с.г. со своим российским коллегой Сергеем Лавровым выразительно заметил, что в Европе озабочены возможностью новой гонки вооружений. Действительно, в совокупности с продолжающимися экономическими и политическими санкциями Запада (США/ЕС) против России после Крыма, непрекращающихся жестких полит-информационных нападок (а некоторые эксперты указывают даже на проявления элементов гибридной войны) можно уже без большой натяжки говорить о призраке возобновлении квази-витка холодной войны в середине второго десятилетия XXI века.

Во времена прежней классической холодной войны (1946-1989 гг.) международная ситуация во много раз была серьезней и могла бы завершится глобальной ядерной катастрофой. Самый убедительный пример – период Кубинского/Карибского (ракетного) кризиса в октябре 1962 г. Это чрезвычайно напряжённое политическое, дипломатическое, военное противостояние между Советским Союзом и Соединёнными Штатами было вызвано, как известно, размещением США ракетно-ядерного оружия в Турции в 1961 г. и впоследствии тайной переброской и размещением на Кубе подразделений Вооружённых Сил СССР с ракетами средней и малой дальности (РСМД) и ядерными боеголовками. Хотя этот кризис привел мир на порог глобальной ядерной войны, он стал переломным моментом в гонке ОМУ и холодной войне. Было положено начало разрядке международной напряженности, выработке и созданию защитных механизмов (политических, дипломатических, технических – т.н. «горячая линия») предотвращения подобных чрезвычайных ситуаций. Администрация Дж. Кеннеди гуманистически мудро пошла на уступки: вывела свои РСМД из Турции, а СССР – с Кубы.

Важнейшим историческим уроком и стратегическим следствием Карибского кризиса стало признание обеими сторонами необходимости поддерживать практические контакты, вести диалог таким образом, чтобы избежать развязывания ядерной войны из-за взаимного непонимания планов и намерений котрпартнера, ложных сигналов, технических ошибок etc. Это стратегическое осознание очень пригодились в августе – октябре 1961 г., когда разразился очередной Берлинский кризис, пока власти ГДР для предотвращения массового бегства населения не окружили весь Западный Берлин бетонной стеной с контрольно-пропускными пунктами. Советские и американские танки стояли друг против друга всю ночь 28 октября, и мир вновь был на пороге глобального финал-катаклизма, но переговоры и контакты сторон смогли предотвратить непоправимое.

В ходе холодной войны противостояние между двумя сверхдержавами, СССР и США, выражалось не только в прямой военной угрозе и гонке вооружений, но и в стремлении к расширению зон своего влияния. Когда Берлинская стена была готова, конфронтация сверхдержав переместилась, к счастью, из Центральной Европы в развивающиеся страны Третьего мира. На обширных пространствах Азии, Африки, Ближнего Востока большое распространение получили так называемые опосредованные войны (англ. war by proxy, также война по доверенности, война чужими руками), когда местные режимы или группы повстанцев вооружались сверхдержавами для ведения (вооруженной) борьбы для достижения своих целей. Эти иезуитские действия «под прикрытием» создавали также опасные геополитические ситуации (к опосредованным относят Корейскую, Вьетнамскую, Ангольскую, Афганскую войны), но они не были так опасны для сторон, как если бы имела место прямая, лобовая конфронтация в центре Европы.

Принципиальным отличием нынешних процессов, своего рода déjà vu холодной войны, является то, что она ведется в условиях нового характера военного противоборства — гибридных войн. Одной из коренных причин ухудшения отношений России со странами Запада стало стратегическое расширение НАТО на восток, наблюдаемое ныне с тревогой появление подразделений и тяжелой техники ОВС НАТО в странах Балтии (в ближайшем российском приграничье!), развязывание и затухание ряда вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве etc. После войны Грузии против Южной Осетии в августе 2008 г. США и Россия совместно провозгласили «перезагрузку», что позволило избежать продолжения конфликта, помогло его заморозить. Хотя жесточайший, усугубляющийся кризис на Украине неумолимо вовлек Россию в конфронтационные процессы, но их природа ситуативная, конкретно-историческая. Несмотря на нынешнее обострение отношений между РФ и коллективным Западом из-за Крыма и войны на Донбассе, оно имеет иную содержательную природу. Одной из главных составляющих конфронтации в период холодной войны была идеологическая борьба как следствие противоречия между капиталистической и социалистической моделями государственного устройства. Теперь нет, несомненно, жуткой «перспективы» формационной, идеологической, глобальной геополитической конфронтации между Россией и её союзниками с одной стороны, и США и их союзниками — с другой.

Однако многие наблюдатели, эксперты, специалисты-международники не без оснований полагают, что сейчас ситуация с международной безопасностью значительно хуже, чем в прошлом. Сегодня на Западе (США/ЕС) считают, что любые разговоры, контакты с Москвой, её представителями – изначально подозрительно вообще, по определению. В Соединенных Штатах эта линия доведена до абсурда циничными демократами, которые, что называется, «почувствовали запах крови». Они находят, что единственный способ организовать импичмент и победить Трампа – использовать антироссийскую карту. Ухудшение американо-российских отношений на деле произошло во время Б. Обамы, который (по политкорыстным причинам) получил Нобелевскую премию мира 2009 г. В действительности перевооружение ВС США произошло уже при его президентстве. Активизирующая подготовка к модернизации американских РСМД, СЯС в целом, которая уже сейчас происходит, началась, таким образом, еще при «миротворце» Б. Обаме.

В тоже время, при президенте Владимире Путине в свою очередь, началась, как известно, серьезная модернизация вооруженных сил РФ, которые были значительно недофинансированы ещё при президентах М.С. Горбачеве и Б.Н. Ельцине. Особенно существенное обновление российского потенциала СЯС произошло на ПЛАРБ. Этот компонент морского базирования подвергся значительному сокращению ещё в период, когда президент Дж. Буш (мл.) в июне 2001 г. в Любляне «заглянул в глаза» Владимиру Путину, и «ощутил его душу». Хотя к концу своих сроков президенты продолжали называть друг друга друзьями, однако В. Путин уже сравнивал США с «товарищем волком», а Джордж Буш сомневался, что с демократией в России «все в порядке». С американской стороны модернизация ракетно-ядерного потенциала была запущена полным ходом в период президентства Обамы.

В условиях глобализации и всеобщей информатизации во многих отношениях международно-политическая безопасность сегодня только ухудшается: риски, вызовы, угрозы растут, а защитные механизмы, дипломатские процедуры заблокированы или же сворачиваются. Судите сами: после избрания 45-м президентом США Д. Трампа демократы в пылу продолжающейся борьбы с ним представляют всех, кто выступают за возобновление контактов с российским руководством, в качестве отъявленных опасных предателей интересов Америки. В плане фабрикации аргументов (нет, не доказательств, а только предположений) ими служат некие утверждения о проникновении российских хакеров в интернет-сети Демпартии, её предвыборного штаба. Эти шаткие, по большей части бездоказательные претензии уже ни у кого не вызывают удивления. Именно тотальным широкомасштабным кибершпионажем занимается АНБ США в Европе, как широко стало известно из недавних разоблачений WikiLeaks. Крупнейшие евродержавы – Франция и Великобритания (не говоря уже о Германии, как квази-оккупированной стране) – не обладают каким-либо иммунитетом от прослушки, надзора, пригляда со стороны своего заокеанского сюзерена. Французские спецслужбы так же активны на поле кибермониторинга и шпионажа за своими бизнес интересами, вопросами национальной безопасности. Даже, казалось бы, нейтральная Швеция имеет «достойные» в этом отношении современные спецслужбы и соответствующий инструментарий.

Импульсивно-бездумные бойкоты, разнообразные санкции, запреты на Западе на дву- и многосторонние контакты, обмен информацией с Москвой не только существенно сузили продуктивное поле для политико-дипломатического маневрирования сторон, но и отравили атмосферу международного взаимодействия. «Мы должны разговаривать друг с другом, мы обязаны знать, как и почему Россия будет реагировать тем или иным образом» - всё более широко акцентированным рефреном звучит в Старом Свете, как на государственно-политическом, так и общественно-публицистическом уровнях. Такая продуктивная алгоритмика – единственный способ избежать взаимонепонимания, ошибок, предубеждений, ложных комплексов, которые могут привести к конфликтам, чреваты войной. Сегодня любой пуск исследовательской или метеоракеты, случайное нарушение самолетом чужого воздушного пространства могут принять, не дай бог, за преднамеренное нападение. Пока ещё не поздно, сложившееся неблагоприятное положение в международно-политической среде необходимо, несомненно, менять.

Статья подготовлена при поддержке портала Новое знание.
Автор: Константин Воронов, к.и.н., завсектором ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН
Поделиться в соцсетях: