Экспертные оценки

14.07.2017, 14:53 | Автор: Евсей Васильев, кандидат политических наук, доцент кафедры международной безопасности РГГУ
29.04.2017, 13:07 | Автор: Светлана Погорельская, к.п.н., д.филос. (Боннский университет, ФРГ), с.н.с. ИНИОН РАН, с.н.с. Институт Европы РАН
26.04.2017, 15:10 | Автор: Александр Арский, кандидат экономических наук, доцент МФЮА
25.04.2017, 21:23 | Автор: Иван Рыскаль, Институт стран Азии и Африки МГУ
Вопросы эффективности французского миграционного законодательства
/
11.03.2017, 19:02
В 21 веке Европейский союз столкнулся с новыми вызовами современности, уходящими корнями в историческую перспективу каждого из государств, подписавших Маастрихтское соглашение.

Открытая демократическая Франция, не адаптировав свое миграционное законодательство к вызовам XXI столетия, столкнулась с более концентрированной, нежели в 1960-е годы, проблемой интеграции мигрантов в культурно однородное европейское общество.

Да, далеко не все теракты, произошедшие за последние 2 года на французской территории, связаны с проблемами мигрантов, не сумевших стать частью французского общества: это скорее глобальный аспект, уходящий корнями к событиям 11 сентября 2011 года. Тем не менее, общая картина, сложившаяся во Франции с ее многочисленными терактами, активизацией партий националистов, а также характерными случаями административных правонарушений, говорит сама за себя.

История Седрика Эрру, привлекшая внимание всего мира, лишь удачно вписалась в мозаику. Французский фермер Седрик Эрру обвинялся в незаконной помощи по пересечению французской границы более чем двумстам мигрантам, а также в предоставлении им временного убежища. Дело вызвало широкий общественный резонанс, Эрру грозил тюремный срок и штраф, а Ассоциации по защите прав человека ссылались на закон 2012 года, запрещающий преследование граждан, оказывающим гуманитарную помощь беженцам. Лишь 10 февраля 2017 года исправительный суд Ниццы вынес приговор, оштрафовав Седрика Эрру на 3 тысячи евро.

6 января был оправдан преподаватель Пьер-Аллен Маннони, дело которого рассматривалась по аналогичному вопросу. Помимо положительного эффекта, такие случаи имеют и негативные последствия: движение гуманитарной помощи, в основе которого лишь бескорыстные побуждения, может быстро выйти из-под контроля, создав дополнительные неконтролируемые потоки мигрантов. Более того, осуществление подобного рода помощи при отсутствии необходимой квалификации и государственного контроля грозит непредвиденными последствиями со стороны прибывающих мигрантов. Волонтерские начинания полезны лишь тогда, когда они не стихийны, и дело Эрру вполне может запустить волну появления многих других продолжателей его дела.

Интересна и интерпретация дела Седрика Эрру и Пьера-Аллена Маннони с точки зрения французского законодательства: почему в стране, уважающей собственное законодательство, в стране, где гуманитарная помощь мигрантам – голос чести демократически воспитанного человека, опирающегося на «букву закона», вообще возникают прецеденты подобных разбирательств? На мой взгляд, ответ прост: те меры, которые были эффективны в 2012 году, совершенно не отвечают вызовам 2015-2016 годов. В 2012 году вполне гуманистический и демократический закон вписывался в картину мира процветающей Пятой Республики, когда такие инициативы, как у Седрика Эрру, не влияли на рост социальной напряженности и не выдвигались в условиях такого потока мигрантов в страны Западной Европы, какой существует сейчас. Власти не смогли сделать шаг назад в ситуации с Эрру, французское общество оказало нужное давление, и в конечном итоге страна не пошла против собственного законодательства. Тем не менее, прецеденты сами по себе говорящие и свидетельствуют о повороте французских властей в сторону редактирования слабых мест в законодательстве. Новые правки не за горами?

Нашумевшее «Дело Тео» также выявило ловушки, расставленные Францией самой себе. Оно знаменательно не только проявлением агрессии правоохранительных органов по отношению к 22-летнему мигранту из Марокко, но также и причастностью данного мигранта, Тео, к торговле наркотиками. Историю, облетевшую мир и вызвавшую во Франции массовые беспорядки, до сих пор нельзя назвать прозрачной: точно не доказана ни причастность Тео к наркобизнесу, ни причины проявления полицией жестокости. Бурное освещение «дела Тео» в СМИ, безусловно, способствует прогрессу в решении проблемы расовой дискриминации, в которой Франция, к слову, добилась немалых успехов, проблемы всеобщего равенства, проблемы борьбы с произволом полицейских служб. Тем не менее, есть в этой ситуации и слабые стороны: расследование полицейского рейда по борьбе с распространением наркотических веществ не проводится, ведь «табуированное» во французской риторике упоминание слова «мигранты» рядом со словом «преступность» осуществило подмену понятий: безусловно, жестокость не должна быть оправдана, однако Франция словно хочет закрыть глаза на то, что закрепленное на законодательном уровне и принимаемое на пропагандистском положение мигрантов на данный момент готово выйти из-под контроля. В этой истории точка еще не поставлена, причастность мигранта Тео к противоправным действиям не доказана, а значит, остается только наблюдать за развитием событий.

А предположить, как будут развиваться события, можно. В развитии своего миграционного законодательства Франция зашла в тупик, который обусловлен еще ее историческими корнями. Традиционно будучи одним из самых привлекательных для иммиграции государств, Франция практиковала политику открытости, и получить французское гражданство было сравнительно нетрудно. В рамках миграционного же кризиса институт получения французского гражданства оказался размыт, миграционная политика – неэффективна. На этой плодородной почве неудивительно укрепление позиций «Национального фронта» – партии, которая самими французами считалась оскорбительно антидемократической. Возможно, это отражение желания народа защититься, отгородиться?

Миграционное законодательство необходимо пересматривать, и не только Франции. Проблема состоит уже не столько во французской национальной целостности, сколько в постепенной подмене демократических ценностей государства. Вопрос беженцев должен решаться комплексной программой Европейского Союза, частью которой, как мне кажется, должна стать автономизация мигрантских поселений. Создание автономных, пусть даже условно, на правах самоуправления, областей для беженцев на территориях безопасных, экономически развитых стран позволило бы продолжить движение европейских государств в рамках гуманитарной миссии по защите беженцев. Это также позволило бы снизить градус социальной напряженности из-за наплыва мигрантов в города. Полная ассимиляция мигрантов невозможна сама по себе, хотя этот вариант представлялся наиболее желаемым. Тем не менее, позволить беженцам строить свой мир на основе общеевропейских демократических ценностей, вдали от войны и лишений, - альтернатива, которая поможет избежать многих проблем. Попытка интеграции мигрантов посредством «шоковой терапии», то есть в очень короткие сроки и с помощью их полного отрыва от своих корней, ведет лишь к повторению сценариев десятилетней давности. Пришло время искать другие пути.

*Автономное поселение на правах самоуправления подразумевает создание отдельных кварталов/поселений беженцев в пригородах под попечительством и с финансовой помощью местных властей. Данные кварталы должны будут со временем стать полноценными ячейками административной системы Франции. После получения гражданства жители этих поселений будут обладать всеми правами и обязанностями граждан Франции, что означает полноценное включение в политическую систему, основанную на демократических принципах. Для достижения должного уровня интеграции данных поселений предполагается создание в них школ, детских садов, а также заведений среднего специального образования для людей, получивших статус беженцев. Взрослые люди получат возможность заниматься сельским хозяйством и низкоквалифицированным трудом (до получения ими гражданства и образования для желаемой специальности).

Правовые институты в подобных поселениях будут функционировать в виде местных органов самоуправления, не противореча французскому законодательству, что позволит беженцам привыкнуть к новой правовой системе, где они смогут иметь право голоса. Подразумевается возможность создания в поселениях прототипов профсоюзов с дальнейшим включением в общефранцузские. Автономии окажутся не бесправными, а будут действовать в рамках подготовительного этапа к получению гражданства и помогут мигрантам адаптироваться к жизни во французском обществе.

Остается насущным религиозный вопрос. Не принимать в расчет религиозный фактор в рамках миграционного кризиса невозможно и не нужно, свободоориентированная Французская Республика не ставит этот вопрос как таковой. Тем не менее, Европа в большинстве своем остается христианской, и данный фактор остается одним из связующих звеньев для европейских государств. Возможно, данный вопрос должен рассматриваться в условиях школьного образования, где закладываются основы понимания и принятия ценностей демократического государства.

Материал подготовлен при поддержке портала Новое знание.
Автор: Владлена Суслова
Поделиться в соцсетях: