Экспертные оценки

14.07.2017, 14:53 | Автор: Евсей Васильев, кандидат политических наук, доцент кафедры международной безопасности РГГУ
29.04.2017, 13:07 | Автор: Светлана Погорельская, к.п.н., д.филос. (Боннский университет, ФРГ), с.н.с. ИНИОН РАН, с.н.с. Институт Европы РАН
26.04.2017, 15:10 | Автор: Александр Арский, кандидат экономических наук, доцент МФЮА
25.04.2017, 21:23 | Автор: Иван Рыскаль, Институт стран Азии и Африки МГУ
Влияние Косово на самоопределение в бывшем СССР
/
01.03.2017, 13:43
В современном мире количество этносов в десятки раз преобладает над количеством суверенных государств, поэтому проблема признания новых субъектов играет значимую роль в международных отношениях. Долгие годы сдерживающими факторами от очередной перекройки мира являлись Хельсинские соглашения 1975 г. и Устав ООН, провозглашавшие неприкосновенность границ и принцип невмешательства во внутренние дела государств. Однако события февраля 2008 г. считаются началом процесса «развала Вестфальской системы», где ключевую роль играл принцип государственного суверенитета.

В середине февраля 2008 г. край Косово и Метохия, входящий в состав Сербии, в одностороннем порядке провозгласил свою независимость.

В нарушение резолюций Совета Безопасности ООН большая часть мирового сообщества признала независимость Косово. Окончательное решение по данному вопросу вынес Международный Суд ООН, постановив, что «декларация о провозглашении независимости Косово в целом не нарушает никаких международных актов или резолюций Совета Безопасности».

Однако, несмотря на признание Косово ведущими западными державами, некоторые страны (Россия, Китай, Испания и другие) продолжали поддерживать территориальную целостность Сербии, утверждая, что данный международно-правовой прецедент может негативно отразиться на урегулировании межэтнических столкновений по всему миру, в частности в странах бывшего СССР.

И действительно, сегодня на постсоветском пространстве мы можем наблюдать заявление о своих правах таких частично признанных государств, как Южная Осетия и Абхазия, и таких непризнанных государств, как Нагорный Карабах и Приднестровская Молдавская республика. Также проводится параллель и между самоопределением Крыма и так называемым «косовским прецедентом». Но имеют ли какую-то реальную взаимосвязь процессы самоопределения в странах бывшего СССР и признание независимости Косово?

По прошествии Крымского референдума 16 марта 2014 года тема сходств и различий процессов самоопределения на Балканском полуострове и на постсоветском пространстве снова приобрела актуальность. Стоит отметить, что в Декларации о независимости Автономной Республики Крым и города Севастополя была отсылка к косовскому прецеденту как к подтверждению наличия такого же права на самоопределение.

По мнению большинства аналитиков, самоопределение Косово не играло решающей роли при формировании частично признанных и непризнанных международным сообществом государств на территории постсоветского пространства. В реальности стремления бывших советских автономий к самоопределению были сформулированы задолго до того, как была признана независимость Косово.

Приднестровье провозгласило свою независимость от Молдавской Советской Социалистической Республики в 1990 году, в том же году Южная Осетия заявила о своем отделении от Грузинской ССР. Нагорный Карабах провел референдум о своей независимости 2 сентября 1991 года. Таким образом, три из четырех непризнанных республик заявили о своих претензиях на национальный суверенитет еще во времена существования СССР. О фактическом суверенитете Абхазии от Грузии можно говорить после завершения вооруженного конфликта с Тбилиси в 1992-1993 гг. Что касается Крыма, то в 1992 году была принята Конституция автономии, предполагавшая введение должности президента автономной республики и установление договорных отношений между Симферополем и Киевом. Осенью 1993 года на полуострове был сформирован политический блок «Россия», кандидат от которого Юрий Мешков 30 января 1994 года стал президентом Республики Крым. На выборах в крымский парламент в мае 1994 года блок «Россия» получил около 80 %. И уже тогда были предприняты попытки реализовать на практике идеи перехода под российскую юрисдикцию.

За годы своего фактического суверенитета Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах создали свои государственные структуры власти, пережили процесс смены руководства. Нельзя сказать, что это непризнанные формирования находились исключительно под властью и влиянием Российской Федерации. Об этом свидетельствует наличие разногласий между Россией и непризнанными государствами по поводу некоторых аспектов их внутренней политики: споры между Абхазией и руководством РФ по поводу президентских выборов 2004 года, вмешательство российской стороны в ход президентских выборов в Южной Осетии в 2011 году и другие.

Говоря о политике России, стоит сказать, что до августа 2008 года Москва признавала грузинскую территориальную целостность. И делала она это до той поры, пока
статус-кво вокруг двух этнополитических конфликтов не был полностью разрушен.

Осенью 2008 года многие западные аналитики высказывали мнение, что следующей целью Российской Федерации после признания независимости Южной Осетии и Абхазии станет аннексия Крыма. Но вместо этого Россия пролонгировала двусторонний договор с Украиной, основанный на признании ее границ. Поэтому нет оснований обвинять Россию в преследовании своих корыстных целей.

Если бы в 2014 году на Украине не произошла революционная смена власти, которая угрожала российским интересам и безопасности российских границ, то Российская Федерация не меняла бы свою внешнеполитическую тактику и в 2014 году.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что Косовский прецедент используется непризнанными формированиями на территории постсоветского пространства исключительно как инструмент для придания легитимности своим действиям и устремлениям.

С другой стороны, так называемый косовский прецедент является указанием западным странам на то, что их позиция была небезупречной. После признания Косово европейскими странами остро встал вопрос о правомерности данного решения и возможном негативном влиянии, которое оно может оказать на межэтнические конфликты и международные отношения в целом. Последовавшее вскоре после этого признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии и негативная реакция на данное решение европейских правительств привели к возникновению парадоксальной ситуации. В настоящее время США и страны ЕС считают Косово суверенным государством, рассматривая одновременно Абхазию и Южную Осетию в качестве сепаратистских регионов Грузии, несмотря на признание их независимости Россией и некоторыми другими странами. Попав в собственную ловушку, европейское сообщество заняло выжидательную позицию в отношении непризнанных постсоветских государств.

Само по себе Косово не создавало ни одну из проблем самоопределения на территории бывшего СССР. И, несмотря на то, что некоторые ученые и аналитики проводят параллели между признанием независимости Косово и процессами самоопределения в Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе, Приднестровской Молдавской республике и Республике Крым, каждый из этих процессов уникален, имеет собственную динамику и перспективы развития.

Статья подготовлена при поддержке портала Новое знание.
Автор: Алина Пронина
Поделиться в соцсетях: