Экспертные оценки

14.07.2017, 14:53 | Автор: Евсей Васильев, кандидат политических наук, доцент кафедры международной безопасности РГГУ
29.04.2017, 13:07 | Автор: Светлана Погорельская, к.п.н., д.филос. (Боннский университет, ФРГ), с.н.с. ИНИОН РАН, с.н.с. Институт Европы РАН
26.04.2017, 15:10 | Автор: Александр Арский, кандидат экономических наук, доцент МФЮА
25.04.2017, 21:23 | Автор: Иван Рыскаль, Институт стран Азии и Африки МГУ
Концептуальные основы современных российско-китайских отношений
/
29.12.2016, 23:26
Экономическое развитие Китайской Народной Республики (КНР) вот уже много лет характеризуется стабильностью и интенсивностью. Многие предрекают скорое становление Китая новым лидером мирового хозяйства. Осознавая свой потенциал, китайское правительство и эксперты всерьез задумываются о перспективах глобального лидерства КНР не только в экономической сфере. В связи с этим китайские власти в последние годы проявляют всё больший интерес к культурной и общественной дипломатии, а также к развитию идеологического влияния в мире.

Отношения между нашей страной и КНР в разные периоды истории отмечались взлетами и падениями. Последний подъем российско-китайского сближения был спровоцирован ухудшением отношений России с Европой и Соединенными Штатами Америки (США) в 2014 г. Российские исследователи проявляют интерес к претензиям КНР на роль центра глобализации с середины двухтысячных, о реальных возможностях Китая занять это место активно начали говорить после Пекинской олимпиады 2008 г. Так Е. Евдокимов в своей статье в 2009 г. писал о «подготовке Китая к общению с миром с позиции одного из идеологических лидеров»[1]. Тимофей Бородачёв в своей аналитической работе, опубликованной 29 ноября 2016 г. пишет: «Китай кажется готовым взять на себя бремя реформирования глобальных институтов и международного управления, а то и вообще создания нового порядка»[2].

Подъем сотрудничества между Российской Федерацией (РФ) и Китаем, однако, не означает отсутствие негативных моментов в отношениях между государствами. Страны являются конкурентами в Центральной Азии, которые в последние годы все заметнее отклоняются от России в сторону Китая. Эксперт РИСИ Аджар Куртов подчеркивает исключительную приоритетность для властей КНР связей с Центральной Азией не только в экономической, но и в военной сфере. «Китай не делает никакого секрета из того, что через Центральную Азию будут проходить транспортные потоки к Среднему и Ближнему Востоку, в обход России»[3]. Всё это ясно свидетельствует о том, что скоро Китай полностью вытеснит Россию из региона. Через Центральную Азию торговые маршруты и инфраструктура проникают в Южный Кавказ. И там Китай не ограничивается экономическим присутствием, развивая торговлю вооружением и ведя переговоры о военном сотрудничестве с Арменией, Грузией, активно импортируя азербайджанскую нефть, не привлекая к процессу Россию.

Заседания с участием президента России В.В. Путина

Стенограмма заседания Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам (25 ноября 2016 г.)[4] говорит, что на нем обсуждались вопросы поддержки несырьевого экспорта и улучшения экологической ситуации. Задачи встречи включали обсуждение мер по развитию несырьевого экспорта и улучшению экологической ситуации в стране. В основном на заседании шла речь о наращивании экспорта из России и возможностях выхода отечественных предприятий на внешние рынки. КНР упоминается исключительно в экономическом ключе, позиционируется как потенциальный партнер, с которым запущен переговорный процесс об импорте российского продовольствия. Переговоры на начальной стадии, но уже говорится о неудачах.

На «Форуме действий» общероссийского народного фронта (22 ноября 2016 г.)[5] подводились итоги недавно проделанной работы фонда «Общероссийский Народный Фронт». Упоминание Китая не носит значимого характера, страна упомянута в перечислении для применения риторического приема «приведение примеров». Максимум, что это может нам сказать – Китай и США хорошо известные государства для российских элит и общества, раз используются в качестве примеров. Контекст экономики.

Во время пресс-конференции Путина по окончании форума АТЭС (21 ноября 2016 г.)[6] Путин говорит о перспективах участия России в проекте «Шёлкового пути» Этот проект известен тем, что в прошлом договоренности, к которым удалось прийти, не оправдались – запуск Шёлкового пути решено было начать в обход РФ. Сегодня идут переговоры о новых линиях Шёлкового пути, и РФ демонстрирует большой энтузиазм: президент Путин готов пожертвовать ЕврАзЭС, российским интеграционным проектом, ради этого. Позиция РФ вполне обоснована, она осознает, что с таким соседом как КНР ее претензии на роль центра интеграции на постсоветском пространстве безнадежны. Поэтому она жертвует ЕврАзЭС, а 1 декабря в новой концепции подтверждает свою принадлежность к Азиатско-Тихоокеанскому Региону, отказываясь конкурировать с Китаем.

Владимир Путин проводил в Астрахани заседание Совета по межнациональным отношениям, посвящённое актуальным вопросам реализации Стратегии государственной национальной политики России[7]. Китай упомянут в числе нескольких стран, но на него сделан больший акцент, чем на другие. Другие страны перечислены, а он рассмотрен отдельно. Китай охарактеризовали как страну, с которой нужно брать пример в культурной сфере, конкретно в сфере развития этнологии и антропологии, решения межнациональных конфликтов.

Концепции внешней политики РФ (1993-2016)

В концепции внешней политики РФ 1993 г. слово Китай встречается в 7 раз, но ему отведено лишь 2 абзаца в рамках одной микротемы «страны АТР», что свидетельствует о том, что эта страна не играет для РФ большего значения, чем остальные крупные государства региона[8]. На Китай концепция 1993 года смотрит в исторической ретроспективе, обращаясь то к отношениям СССР и КНР, то к противостоянию между СССР и США в рамках холодной войны в Тайване. Налицо отсутствие каких-либо приоритетов развития отношений с Китаем.

В 2000 г. Китай хоть и упомянут 6 раз, но теперь ему отдано целых 3 микротемы в документе:

1) сотрудничество в формате “тройки” между Россией, Индией и Китаем;

2) двустороннее сотрудничество с самим Китаем, причем в экономической и политической сфере;

3) сотрудничество в рамках БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай).

В 2000-х РФ и КНР решали свои территориальные споры, проводили демаркацию общей границы. В 2005 г. РФ передала Китаю часть острова Большой Уссурийский, а в 2008 спорный остров Тарабаров был также передан Китаю. Демаркация была проведена, территориальный спор между двумя странами – урегулирован[9]. Скорее всего, с этим можно связать расширению в концепции раздела про Китай, пусть и такому скромному.

В концепции 2008 г. Китай упомянут те же 6 раз, микротем по-прежнему 3 и они идентичны[10]. Часть предложений переписана слово-в-слово, в рамках описания АТР лишь расширен раздел сотрудничества с Индией. Это может свидетельствовать о том, что принципиально новых совместных проектов между Китаем и Россией на эти годы не запланировано, приоритеты в отношениях не изменились.

Концепция внешней политики РФ 2013 г.[11] многим отличается от предыдущих. Чувствуется наметившаяся смена ориентиров РФ окончательно в сторону Востока. Авторы практически в начале отмечают тенденцию передачи роли мирового лидера от стран исторического Запада стремительно развивающемуся АТР.

В концепции 2013 г. слегка перестроены предложения, описывающие сотрудничество в рамках международных организаций: БРИКС (к ней добавилась ЮАР), «тройки» (Россия, Индия, Китай) стала именоваться РИК, появилась новая интеграционная площадка – ШОС. Концепция пополнилась упоминанием о ней. Очень существенно был расширен раздел о двухстороннем сотрудничестве РФ и Китая. Кроме того, в документе 2013 г. содержится определение России как страны с большим транзитным потенциалом, который необходимо развивать. Это прямая отсылка к российско-китайским проектам по налаживанию торговых маршрутов вроде «Шёлкового пути» и т.д.

Принятая 1 декабря 2016 г. последняя концепция внешней политики РФ по-прежнему говорит о существующей в мире тенденции к «рассредоточению мирового потенциала силы и развития, его смещению в Азиатско-Тихоокеанский Регион[12]. В концепции отражена принадлежность Российской Федерации к Азиатско-Тихоокеанскому региону, чем обосновывается ее заинтересованность в участии в интеграции с государствами этого региона. Такое заявление является действительно значимым и весьма необычным шагом. Россия зафиксировала свой окончательный разворот в сторону Китая, возврат к сотрудничеству со странами Европы и США становится все менее вероятным и все труднее выполнимым.

По-прежнему упоминается сотрудничество с государствами ШОС, БРИКС, РИК (Россия, Индия, Китай), а также упоминаются форумы АСЕАН и АТЭС. Все это описано в отдельных абзацах и представляет собой 5 отдельных микротем, касающихся каждой организации. Итого микротем, отведенных Китаю в концепции, 6, если не принимать во внимание абзац о том, что Россия является частью Азиатско-Тихоокеанского региона и о транзитном потенциале России. Если же принять во внимание тот факт, что цель, с которой РФ совершает свой разворот в сторону Востока, ясна уже многие годы – интеграция с Китаем – можно говорить о 8 микротемах, так или иначе касающихся КНР.

Послания президента РФ Федеральному собранию (20012-2016)

1. Послание президента В.В. Путина Федеральному собранию 1 декабря 2016 г.

Последнее послание содержит 3 микротемы, посвященные отдельно Китаю. «В нынешних непростых условиях одним из ключевых факторов обеспечения глобальной и региональной стабильности стало российско-китайское всеобъемлющее партнёрство и стратегическое сотрудничество. Оно служит образцом отношений миропорядка, построенного не на идее доминирования одной страны, какой бы сильной она ни была, а на гармоничном учёте интересов всех государств» – в контексте значимости уже существующего сотрудничества и тесных связей между странами, которые необходимо развивать и оберегать.

В тексте цитаты подчеркнута микротема, дающая отсылку к современной китайской концепции гармоничного мира, которая, как мы видим, пришла на смену российской концепции «многополярного мира». Ключевые различия между этими концепциями заключаются в том, что китайский вариант предусматривает свободу государства распространять свое влияние в доступных пределах, если оно не создает помех для комплексного развития других государств. Концепция России предполагала защиту не только собственных территорий государств, но и их сфер влияния (региональную интеграцию, связи на добровольной основе с более слабыми государствами с целью взаимного усиления и т.п.). Такой отход сигнализирует об отказе России видеть себя в дальнейшем центром интеграции и глобальным игроком. Если быть смелым в высказываниях – Россия уступает сферу влияния Китаю, осознавая бесперспективность конкуренции с ним.

«Сегодня Китай выходит на позицию крупнейшей экономики мира, и очень важно, что с каждым годом наша взаимовыгодная кооперация пополняется новыми масштабными проектами в разных областях: в торговле, инвестициях, энергетике, высоких технологиях» – похвала в адрес КНР. Выражение радости за союзника.

«Россия активно продвигает позитивную повестку в работе международных организаций и неформальных объединений, таких как ООН, «Группа двадцати», АТЭС. Вместе с партнёрами развиваем свои форматы: ОДКБ, БРИКС, ШОС. Приоритетом внешней политики России было и остаётся дальнейшее углубление сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза, взаимодействие с другими государствами СНГ»

А здесь Путин упоминает ШОС как одну из основных организаций интеграции, достойных упоминания, но в конце микротемы подчеркивает, что приоритетом для РФ было и остается развитие ЕврАзЭС и СНГ. Это может быть связано с недавними надеждами Путина на интеграцию ЕврАзЭС в китайский проект и налаживание сотрудничества по «Шёлековому пути».

2. Послание президента В.В. Путина Федеральному собранию 3 декабря 2015 г.

В 2015 г. президент отдал вопросу 2 микротемы, но даже там ни разу не произнес названия страны, хотя такие проекты как ШОС и «Шёлковый путь», можно сказать, ассоциируются с КНР.

«Чтобы открыть дополнительные возможности для наращивания экономических связей с Россией, наша страна участвует в интеграционных процессах.
Мы уже вышли на качественно новый уровень взаимодействия в рамках Евразийского экономического союза, создано единое пространство со свободным движением капиталов, товаров, рабочей силы. Достигнута принципиальная договорённость о сопряжении евразийской интеграции с китайской инициативой “Экономического пояса Шёлкового пути”. Создана зона свободной торговли с Вьетнамом. В следующем году в Сочи проведём саммит Россия–АСЕАН и, уверен, сможем выработать совместную взаимовыгодную повестку сотрудничества» – Путин упоминает Китай не прямо, а косвенно, основная микротема – участие России в китайском проекте «Экономического шелкового пути», о Китае вспомнили лишь в контексте экономики.
Предлагаю вместе с коллегами по Евразийскому экономическому союзу начать консультации с членами ШОС и АСЕАН, а также с государствами, которые присоединяются к ШОС, о формировании возможного экономического партнёрства. Вместе наши государства составляют почти треть мировой экономики по паритету покупательной способности» – косвенное упоминание перспективности налаживания связей со странами ШОС...»

В этом же послании, говоря о Дальнем Востоке, президент уделил много времени вопросу инвестиций в регион. Это не связано с Китаем, поэтому не учитывается при выборке, но по сравнению с предыдущими посланиями, в 2015 г. Дальнему Востоку уделено заметно большее внимание, что говорит об обращении России к азиатской части света.

3. Послание президента В.В. Путина Федеральному собранию 3 декабря 2014 г.

Китай прямо не упомянут ни разу.

Однако есть фразы:

«Наша цель – приобрести как можно больше равноправных партнёров – как на Западе, так и на Востоке. Будем расширять своё присутствие в тех регионах, где сейчас набирают силу интеграционные процессы, где не смешивают политику и экономику, а наоборот, снимают барьеры для торговли, для обмена технологиями и инвестициями, для свободного передвижения людей» – можно косвенно связывать с активностью Китая в регионе, но с тем же успехом можно связать и с Японией, которая тоже является очень сильной страной региона.

«Мы видим, как стремительно в последние десятилетия продвигается вперёд Азиатско-Тихоокеанский регион. Россия, как тихоокеанская держава, будет всесторонне использовать этот громадный потенциал. Хорошо известны и лидеры, локомотивы глобального экономического развития. Среди них немало наших искренних друзей и стратегических партнёров» – Японию гораздо сложнее назвать другом и партнером России, нежели КНР. Тем не менее, упоминания или прямой отсылки к Китаю в тексте обращения не обнаружено.

4. Послание президента В.В. Путина Федеральному собранию 12 декабря 2013 г.

Китай, как и в предыдущем рассмотренном послании 2014 г. не упоминается и прямых отсылок к нему нет.

«Так же мы будем действовать и намерены этими же принципами руководствоваться при подготовке саммитов БРИКС и ШОС, которые Россия примет в 2015 году»в – отсылка к интеграционным организациям. В 2013 г. РФ принимала саммит ШОС, возможно этим вызвано повышенное внимание к организации в послании. Сам факт этого мероприятия говорит о заинтересованности России восточным сотрудничеством.

«Разворот России к Тихому океану, динамичное развитие всех наших восточных территорий не только откроет нам новые возможности в экономике, новые горизонты, но и даст дополнительные инструменты для проведения активной внешней политики» – подтверждение предыдущей микротемы. Конкретных упоминаний КНР или ее активности, по-прежнему, не наблюдается.

5. Послание президента В.В. Путина Федеральному собранию 3 декабря 2012 г.

Никаких отсылок. Есть одна отсылка к АТР: «В XXI веке вектор развития России – это развитие на восток. Сибирь и Дальний Восток – наш колоссальный потенциал. Это возможность занять достойное место в АТР – самом энергично и динамично развивающемся регионе мира» – это свидетельствует о только появляющемся уровне заинтересованности в углубленном сотрудничестве с регионом.

Итогом исследования ежегодных посланий президента Путина Федеральному собранию является вывод о том, что интерес у России к Азиатско-Тихоокеанскому региону присутствовал до интереса интеграции с отдельными государствами. Китай в этом вопросе не был приоритетом для России, в 2012 г. российское правительство находилось в поиске желающих сближаться с ней, велись переговоры с разными странами региона, приоритет отдавался Японии и Китаю как сильнейшим центрам АТР, но отношения с Японией были осложнены проблемами исторического прошлого, во взгляде на которые у государств было слишком много расхождений. В этой связи Китай оставался единственным перспективным партнером для РФ. Если принять во внимание произошедшее урегулирование территориальных споров между КНР и РФ в 2005 и 2008 гг., можно предположить, что поворот в сторону Китая Россия предвидела заранее, однако подобное предположение расходится с результатами данного исследования.

Выводы

Китай является глобальным игроком на международной арене, продвигая свое влияние во все стороны света. 24 ноября закончилось т.н. «Южноамериканское турне Си Цзиньпина», в ходе которого подписан ряд соглашений о сотрудничестве со странами региона[13]. 1 декабря 2016 г. отношения всестороннего стратегического сотрудничества и партнерства установлены между КНР и Сьерра-Леоне[14]. Внутрироссийские документы и стенограммы официальных встреч позволяют судить об истинном положении дел в кругу российских элит, избегая необходимости интерпретировать риторику или популистские лозунги.

Первый массив дает возможность судить о том, что сегодня Китай упоминается на официальных заседаниях российских властных структур чаще, чем многие другие страны. Абсолютно все упоминания Китая так или иначе были в положительном ключе: его ставили в пример, им усиливали риторические приемы, на него равнялись и хвалили за науку, культуру, национальную политику и многое другое. Второй массив дал возможность без углубления в детали изучить трансформацию положения Китая в российской «повестке дня». С 1993 по 2016 важность этой страны для нашей внешней политики неукоснительно росла. Ретроспектива в современные взаимоотношения Китая и РФ не находит случаев серьезных конфронтаций между государствами. А все спорные вопросы решались односторонними уступками со стороны России. Даже, когда речь шла о территориальных перераспределениях (когда Китай согласился, что новая граница на острове Б. Уссурийский пройдет в обход российской церкви, на которую она попадает, а Россия уступает Китаю свои военные объекты и инфраструктуру и пр. примеры)[15].

Китай распространяет свое влияние на всех континентах, Россию он рассматривает как одну из стран постсоветского пространства, без каких-либо видимых приоритетов и привилегий по отношению к остальным, что проявилось в решении вопроса с проектом Шёлкового пути, китайской экономической и военно-политической экспансии в Южный Кавказ, и собственно, саму РФ[16]. Если рассуждать в концепции сфер влияния, политика Китая крайне недружественна по отношению к России. Но если учесть разницу в комплексной мощи между Китаем и Российской Федерацией, можно понять, почему последняя избрала путь уступок и сближения, а не конкуренции за влияние, заведомо обреченное на провал.

Гипотеза о том, что Китай в скором будущем станет новым мировым лидером, который предложит народам свою идеологию миропорядка, находит новые подтверждения. И России в этом процессе укрепления диктатуры «Пекинского компромисса», который придет на смену «Вашингтонскому», отведена вспомогательная роль. Добровольный отказ России от собственного проекта интеграции – наиболее разумный и выгодный шаг в ситуации, в которой она оказалась.

В скором времени можно прогнозировать полный отказ РФ от своих притязаний на роль глобального игрока и превращение в региональную державу под китайским покровительством. Отказ от амбиционных стремлений в обмен на экономическую поддержку со стороны сильного Китая, несомненно, выгодный обмен для нашей страны, который сулит долгожданное развитие Дальневосточного региона, повышение уровня жизни населения и оздоровление экономики страны.
________________
[1] Евдокимов Е.В. Внешнеполитическая пропаганда КНР в период подготовки и проведения Олимпийских игр в Пекине [pdf-файл] //Индекс безопасности. № 1 (92). Т. 16. С. 152. URL: http://www.pircenter.org/media/content/files/0/13407162830.pdf (дата обращения 01.12.2016)
[2] Т.В. Бородачёв. Дать Китаю попробовать [Эл. ресурс] //Клуб Валдай. URL: http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/dat-kitayu-poprobovat/?sphrase_id=8957 (дата обращения 01.12.2016)
[3] Рыжков Л. Россия должна оседлать китайскую волну (интервьюирует А. Куртова) // РИСИ. URL: https://riss.ru/smi/30993 (дата обращения 01.12.2016)
[4] URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/53333 (дата обращения 01.12.2016)
[5] URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/53289 (дата обращения 01.12.2016)
[6] URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/53284 (дата обращения 01.12.2016)
[7] URL: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/53173 (дата обращения 01.12.2016)
[8] Концепция внешней политики РФ 1993 г. [доступен по] КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_27822 (дата обращения 01.12.2016)
[9] Остров Тарабаров стал Иньлундао //BBC Russian.com [Электронный ресурс] URL: http://news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_7670000/7670572.stm (дата обращения 01.12.2016)
[10] Концепция внешней политики РФ 2008 г. [Эл. ресурс] URL: http://kremlin.ru/acts/news/785 (дата обращения 01.12.2016)
[11] Концепция внешней политики РФ 2013 г. [Эл. ресурс] //МИД РФ (оф. сайт). URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/official_documents/-/asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/122186 (дата обращения 01.12.2016)
[12] Концепция внешней политики РФ 2016 г. [Эл. ресурс] //Официальный портал правовой информации. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201612010045?index=1&rangeSize=1 (дата обращения 01.12.2016)
[13] Китай и Чили установили всеобъемлющее стратегическое партнерство // CCTV (Русский) URL: http://russian.cctv.com/2016/11/23/VIDEer7o6tn91EOluYVnVgkp161123.shtml (дата обращения 01.12.2016)
[14] Китай и Сьерра-Леоне установили отношения всестороннего стратегического сотрудничества и партнерства // Синьхуа Новости. URL: http://russian.news.cn/2016-12/01/c_135873982 (дата обращения 01.12.2016)
[15] См. напр.: В Хабаровске продолжается борьба против передачи островов Китаю. [Эл. ресурс] // ИА Regnum. URL: https://regnum.ru/news/353374.html (дата обращения 01.12.2016); Ворсобин В. Зачем мы отдаем китайцам острова? [Эл. ресурс] //ИА Комсомольская правда. URL: http://www.kp.ru/daily/23513.4/40087 (дата обращения 01.12.2016)
[16] Рязанцев С. Глобализация по-китайски: инвестиции, миграция, диаспора. [pdf-файл] URL: http://www.intertrends.ru/thirtieth/Ryazantsev.pdf (дата обращения 01.12.2016)
Автор: Кирилл Куликов, факультет международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ
Поделиться в соцсетях: